Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

01/08/2011 Август 1991: двадцать лет спустя
Впервые опубликовано на сайте Би-би-си - Русская служба

На сайте Би-би-си - Русская служба была опубликована статья об итогах 20 лет современной России.

Ниже статья приведена полностью.

Накануне юбилея августовской революции 1991-го года российские коммунисты и радикальные демократы согласны в одном: настоящее страны мрачно, а перспективы не внушают оптимизма.

Для левых всё, что происходило после 1985 года - историческая ошибка и преступление.

символ современной России: потребительский бум на фоне политического застоя

По мнению их оппонентов, всё замышлялось и делалось замечательно, но и народ, и правители оказались не на высоте, светлые надежды рухнули, Россия в очередной раз продемонстрировала, что её главное предназначение - показывать миру, как не нужно жить.

Коммунисты и националисты уверены, что политическая и экономическая свобода органически чужды России.

Радикальные либералы соглашаются, только при этом не радуются, а горюют.

Ссылаясь на примеры из истории, они утверждают, что все попытки реформировать Россию неизбежно заканчиваются крахом и возвращением к тому, что было.

С отставанием на 100 лет

Но есть и другая точка зрения: достижения последнего двадцатилетия огромны, а что хотелось бы большего - это естественно и нормально. Надо стараться, и всё получится.

По мнению «позитивистов», отечественная история доказывает как раз обратное: Россия идёт туда же, куда всё человечество, только отстаёт от наиболее передовых стран примерно на 100 лет.

Философ и публицист Александр Никонов объясняет это огромными пространствами и природными ресурсами, позволяющими жить экстенсивно и откладывать развитие на потом, но не видит здесь ничего фатального.

«Я оптимист, - заявил он Русской службе Би-би-си. - У России есть будущее».

Направление развития не вызывает у Никонова сомнений.

«Россия вечно догоняла, но она всегда догоняла Запад. Важно не то, что мы догоняем, а тот маяк, на котором мы столетиями ориентируемся. Как верно заметил один из выдающихся умов XIX века, у каждого русского два отечества - Россия и Европа», - говорит он.

По оценке исследователя, исторический лаг составляет не сто, а 50-70 лет.

С ним соглашается бывший помощник Бориса Ельцина Георгий Сатаров.

«20 лет для истории - период небольшой. По окончании первого курса рано судить, выйдет из студента хороший специалист, или нет. Лично я убеждён, что опыт свободы зря не проходит. У нас и Запада просто разный исторический возраст. Демократия в России неизбежно победит. Произойдёт ли это у нас на глазах - другой вопрос», - говорит он.

Кто прав?

Робинзон Крузо, оказавшись на необитаемом острове, разделил лист бумаги вертикальной чертой и занёс на левую сторону все минусы, а на правую - плюсы своего положения.

Не оценить ли ситуацию в России по методу героя Даниеля Дефо купить произведения и экранизации Даниэля Дефо?

Политика

Система 1990-х годов с несбалансированной «сверхпрезидентской» конституцией и всемогущими олигархами была далека от совершенства. Однако вместо построения полноценной демократии, гражданского общества и правового государства Россия встала на путь авторитаризма.

власти у тандема сегодня больше, чем было у царя

Да, общество особенно не сопротивлялось. Вера в «хорошего царя» и отношение к оппозиции как к себялюбивым смутьянам - давняя российская традиция.

Но слово «лидер» происходит от глагола «вести». Истинно великий государственный муж, желающий войти в историю со знаком «плюс», обязан понимать, что хорошо и что плохо, и направлять страну туда, куда нужно, а не эксплуатировать недостатки национальной психологии купить книги по психологии к своей личной выгоде.

Сегодня у президента России полномочий больше, чем после манифеста 1905 года было у императора. Любая его воля автоматически делается законом.

Уничтожены несущие опоры демократии - парламентаризм и федерализм. Губернаторы фактически назначаются из Москвы. Дума превратилась из места для дискуссий в резиновую печать для штамповки решений Кремля.

Весьма авторитетный и независимый в 1990-е годы Совет Федерации сделался странным учреждением, где заседают назначенцы назначенцев - либо проштрафившиеся или выработавшие свой ресурс чиновники, либо региональные бизнес-воротилы купить бизнес-книги.

Результаты любых выборов, так же, как судебные решения по делам, в исходе которых заинтересована верховная власть, можно предсказать заранее.

Взяты под контроль государства основные телеканалы, пока остающиеся для большинства населения главным источником новостей и мнений.

Конституционное право собираться мирно, без оружия подменено обязанностью испрашивать дозволение начальства.

Оппозиция отрезана от телеэфира. На примере бывшего главы ЮКОСа Михаила Ходорковского бизнесу наглядно продемонстрировали, что за финансирование «не тех» политических сил можно угодить в нехорошие места. Оппозиционные партии и кандидатов сначала под смехотворными предлогами не допускают к выборам, а потом третируют как клоунов, которым заведомо ничего не светит.

«Вертикаль власти», при которой любой начальник зависит исключительно от вышестоящего начальника, а главным критерием подбора кадров является личная преданность, породила коррупцию, перед которой меркнут даже «лихие 90-е».

Восстановилось, по определению Василия Ключевского, «тяглое государство», с резким делением на «податных» и «служилых» и неоспоримом преимуществе последних. В любом райцентре самые влиятельные и, главное, богатые люди - не предприниматели, а глава администрации, начальник полиции и прокурор.

Поведение Дмитрия Медведева и Владимира Путина в связи с «проблемой-2012» перешло грань, за которой начинается явное неуважение к обществу. Члены «тандема» фактически заявляют всем: политика - не ваше дело, кто надо, тот и будет президентом, в своё время, как выражались советские номенклатурщики, «до вас доведут».

Политбюро ЦК КПСС, по крайней мере, состояло из 10-12 человек. Сегодня политическое будущее страны решают между собой «два старых знакомых с одной группой крови».

Постоянно клянясь словом «стабильность», Владимир Путин, на самом деле, подвёл под государство мину. В российской политической системе отсутствует клапан для выпускания пара в виде возможности легко и безболезненно поменять власть на другую, в принципе, мало от неё отличающуюся. Между тем, ничего вечного не существует. Когда по какой-то причине возникнет серьёзный кризис, или просто у народа иссякнет терпение, произойдёт не смена власти, а смена режима, со всеми неприятными последствиями.

Но значит ли это, что «Россия при Путине вернулась в советскую эпоху»?

Что ни говорите, не было тогда оппозиционеров, летающих в Страсбург на заседания Европарламента, блогеров, разоблачающих коррупцию, «несогласных», настаивающих на праве митинговать в определённое время в определённом месте, президента, хотя бы декларирующего, что свобода лучше, чем несвобода.

Невозможно представить себе, чтобы Брежнева, не говоря уж о Сталине, изобразили в виде героя комикса купить комиксы и манга, и ничего за это не было.

Свобода критики правительства отсутствует на телевидении, но она есть в печатных изданиях, на FM-радиостанциях и, главное, в интернете.

По выражению «Независимой газеты», «мы не голые стоим на морозе, просто ботинки жмут».

Чтобы сказать, есть ли в России свобода, надо решить, с чем сравнивать.

Многие исследователи убеждены в неизбежности послереволюционного авторитаризма, по выражению польского профессора Адама Михника, «серого времени», и считают, что в историческом масштабе ничего ужасного здесь нет.

Другое дело, что философствовать о неизбежности такого периода после английской или французской революции легче, чем сознавать, что он может продлиться дольше, чем твоя собственная жизнь.

Экономика

Главный экономический итог последнего двадцатилетия можно сформулировать коротко: Россия стала капиталистической страной.

«Сделано главное: мы перевели Россию на новые рельсы, - заявил Русской службе Би-би-си бывший министр экономики Евгений Ясин. - Рыночная экономика работает. Половина ВВП создаётся в частном секторе. Многие отрасли действуют без оглядки на государство, и госкомпании функционируют по законам капитализма».

Торговля перестала быть «спекуляцией», а «частник» - бранным словом. Сформировался класс предпринимателей, и не только «олигархов», но и ненавистных Владимиру Ленину «мелких хозяйчиков», чей бизнес обозначается громоздкой аббревиатурой «ПБОЮЛ». Около пяти процентов россиян являются владельцами средств производства, плюс десятки миллионов собственников жилья и земли.

Другой результат перемен - бурный рост потребления, куда «невидимая рука рынка» перекачала ресурсы из тяжёлой промышленности, «оборонки» и фундаментальной науки.

«После советской скудости и лицемерной критики „вещизма“ Россия „оттянулась“, бросилась в потребительский пароксизм, в насыщение потребностей, в том числе тех, о которых имела слабое представление при советской власти», - говорит Ясин.

В 2009 году потребление продуктов, товаров и услуг выросло по сравнению с 1990 годом на 45%. По данным социологов, в результате перемен крупно выиграли примерно 40% населения.

Количество частных машин выросло с 60 до 380 на тысячу человек. Около 35 миллионов семей улучшили жилищные условия.

Прогресс в сфере массовых коммуникаций обусловлен не только сменой строя, но и глобальной технологической революцией. Однако нельзя не заметить, что советские граждане стояли в очереди на установку квартирного телефона по много лет, а сейчас количество мобильных номеров практически сравнялось с численностью населения.

Накануне распада СССР примитивный компьютер «Спектрум» стоил дороже «Волги», а сегодня 30 миллионов человек имеют домашний интернет.

«Поезжайте в любую глубинку, и вы увидите кругом чистые, уютные кафе, массу магазинов, приличные туалеты, в конце концов», - говорит Евгений Ясин.

Главные проблемы российской экономики - сырьевая зависимость и износ основных фондов. Всё устарело и, по мнению многих, «вот-вот посыплется»: станки, трубопроводы, самолёты, корабли, лифты в домах.

Почему не начинается инвестиционный купить книги по инвестициям и оценочной деятельности бум? Ведь в стране, вроде, есть и деньги, и производственные мощности?

«Не хватает равных условий конкуренции для всех и гарантий прав личности и собственности, - поясняет Ясин. - Для долгосрочных вложений нужен благоприятный деловой климат. Нужна власть, которая исходит из подлинных национальных интересов, а не держится за право на „крышевание“ и экспроприацию».

Быт и нравы

Прежде всего, не стало товарного дефицита, определявшего в СССР весь уклад повседневной жизни. Ушла в прошлое целая культура «блата», «доставания», разведывания, где, когда и что «выбрасывают» и стояния в трёх очередях сразу.

таких очередей молодежь в России уже не помнит

Те, кому меньше сорока, уже не понимают второго смысла слов «дают», «выстоять» и «нужный человек». Им неведомо унижение, которое испытываешь, успешно зарабатывая и имея деньги, но, не имея возможности свободно получить за них желаемое, оказываясь в роли зависимого просителя не только перед стоящими выше на социальной лестнице, но и перед каждой продавщицей, билетным кассиром и приёмщицей белья в прачечной.

Россияне обделены политическими правами, поскольку сами не очень их ценят, но в частных делах пользуются такой же, если не большей, свободой, чем люди на Западе.

Никому не приходится «отчитываться перед собранием гаражного кооператива о своей личной жизни».

Советская власть не только многое не разрешала, но и постоянно что-то навязывала: иди на собрание, на демонстрацию, на субботник, конспектируй в тетрадке очередное выступление Брежнева, принимай соцобязательства, выписывай журнал «Коммунист», покупай в день получки лотерейные билеты! лотерейный супермаркет Столото

Современному россиянину можно что-то запретить, но практически невозможно заставить его делать то, чего он не хочет.

Остап Бендер сравнивал заграницу с мифом о загробной жизни, а Михаил Жванецкий купить произведения Михаила Михайловича Жванецкого смеялся над тем, что у советских актёров не получается натурально выговорить фразу: «Мне в Париж по делу нужно».

За 20 лет россияне открыли для себя мир. Ежегодно за рубеж выезжают 13-14 миллионов граждан.

В СССР человек был привязан к одному месту не только институтом прописки, но и, прежде всего, отсутствием рынка жилья. Понятно, что жителю Урюпинска было сложновато найти москвича, готового с ним обменяться. Теперь этот вопрос решается, как везде: можешь найти работу, имеешь средства, чтобы купить или снять квартиру покупка и продажа недвижимости в Москве и Санкт-Петербурге - живи, где хочешь.

Россияне больше и интенсивнее работают и меньше читают, размышляют и разговаривают об отвлечённых вещах. Классических интеллигентов сменили образованные профессионалы. Умение читать в подлиннике Шиллера купить произведения Фридриха Иоганна Кристофа фон Шиллера не повышает социальный статус человека, если он, конечно, не литературовед и не переводчик.

Люди вообще меньше общаются. Бабушки не стоят в очередях и не сидят на лавочках возле подъездов, обсуждая невесток и зятьёв, а смотрят по домам сериалы купить зарубежное кино и сериалы. Люди среднего возраста не приходят друг к другу без приглашения, чтобы до утра болтать по душам на кухне, и не заваливаются без лишних церемоний в гости: «Мы к вам на недельку, не стесним, можем на полу поспать!».

Лучше или хуже стали россияне относиться друг к другу? А это вопрос.

Нередко можно услышать, что капитализм с его «волчьими законами» делает людей бездушными и жестокими. На самом деле, в рыночном мире люди редко оказываются в ситуации прямого соперничества: не ты, так тебя. Если не заниматься бизнесом или политикой, можно вообще прожить без этого.

Советский человек по много раз в день конкурировал с другими в борьбе за самое необходимое. Что фактически означало пресловутое «достать»? Исхитриться, словчить, обмануть и нахамить, чтобы пролезть первым, сделать так, чтобы мне досталось, а остальным нет.

Всякий помнит, сколько дикой агрессии изливалось в тех же очередях.

Можно сказать, что россияне стали больше охранять свою privacy, относиться друг к другу равнодушнее, но спокойнее и терпимее.

А ещё - меньше всего делать руками. Умение печь пироги уже не является обязательным качеством хорошей невесты - в супермаркете полно полуфабрикатов, и отмечать праздник с друзьями семья, скорее всего, пойдёт в ресторан.

Редкий горожанин сам чинит машину, и на дачных участках - во всяком случае, в Подмосковье - всё чаще видны зелёные лужайки с шезлонгами, а не грядки, где, бывало, с утра до вечера копошились полуголые, потные и взъерошенные люди.

Важная перемена произошла в положении женщин. В советскую эпоху они работали почти поголовно, иначе было не прожить, но всё-таки считалось, что для женщины главное не карьера, а дом, работу надо выбирать полегче и поближе, и после окончания трудового дня пулей мчаться к плите. Немногочисленные женщины - директора и профессора общей картины не меняли. Сегодня россиянки обрели полное равенство с мужчинами в профессиональной сфере, а, по мнению многих, далеко опередили «сильный пол».

«На самом деле, русские ничем не отличаются от всех прочих, - уверен Александр Никонов. - Как только спадают путы, исчезают пресловутые коллективизм и общинность, как и не было их».

«Мы стали такими, как все, - резюмирует историк Андрей Буровский. - Теперь буржуазный образ жизни - это и наш образ жизни. Он может нравиться или не нравиться, но это так».

Что впереди?

«Многое не удалось, - говорит Никонов. - Но коммунистический режим сметён властной рукой истории, и ради одного этого стоило бороться. Ушли очереди, ушла тотальная идеологическая давильня, от которой тошно становилось. Возврат к казарменному социализму невозможен. Даже коммунисты сменили свою расцветку с кроваво-алой в сторону розовых соплей».

По мнению Евгения Ясина, рассуждая о том, зря или не зря прошли для России последние десятилетия, надо чётко различать два периода.

В 1990-х годах, при всех трудностях и ошибках, была выполнена колоссальная историческая задача - смена общественного строя в огромной, сложной стране, притом без гражданской войны и диктатуры. Мы до сих пор живём багажом тех лет.

К началу нового века переходный период остался позади, созрели все предпосылки для экономической и политической модернизации, но шанс был упущен.

«С 1999 года должны были начаться привлечение масштабных инвестиций купить книги по инвестициям и оценочной деятельности в производственную сферу, рост производительности труда, создание привлекательного образа России, но из этого ничего не вышло. Последние 8-10 лет в значительной степени прошли зря. „Стабильное развитие“ - это, конечно, хорошо, но хотелось бы видеть не только стабильность, но и развитие», - говорит он.

Так или иначе, минувшая эпоха, со всеми её успехами и неудачами - уже достояние истории. Теперь важно, как проживёт и на что потратит Россия следующие 20 лет.

© Артём Кречетников

Впервые опубликовано на сайте Би-би-си - Русская служба

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-2017, ссылка на сайт обязательна