Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

04/06/2013 Музей брендов: западная история, рассказанная в товарах
Впервые опубликовано на сайте Би-би-си - Русская служба

На сайте Би-би-си - Русская служба была опубликована статья о музее брендов, упаковки и рекламы в Лондоне.

Ниже статья приведена полностью.

На сайте музея Музей брендов, упаковки и рекламы написано, что он находится в двух шагах от знаменитой Портобелло-роуд и в пяти минутах от «той самой двери, которая фигурирует в фильме „Ноттинг-хилл“ с Хью Грантом и Джулией Робертс».

Это так и есть, и сразу становится ясно, что хозяин и основатель музея знает, как правильно подать товар.

Роберт Опи начал собирать обёртки и упаковки продуктов, когда ему исполнилось 16 лет

Внешне музей выглядит исключительно современно, но входишь - и сразу погружаешься в особую ностальгическую атмосферу.

Этот необычный музей, как, впрочем, многие английские небольшие музеи, появился на свет усилиями одного энтузиаста - Роберта Опи, который любезно согласился лично рассказать о том, как он создавался.

Самая первая витрина посвящена 60-летию коронации королевы Елизаветы Второй, и она как нельзя лучше показывает, что Британия в тот момент просто с ума сошла: всё было украшено короной и вензелем Елизаветы - обёртка для хлеба, бумажные пакеты, набор кукольных расчёсок, не говоря уже о специально сделанных к этому событию сувенирах - кружках, тарелочках, чайниках, коробках с печеньем.

Кстати, сколько здесь разных коробок с изображением молодой Елизаветы! Видно, что каждый производитель стремился сделать свою версию праздничного товара.

Империя товаров

Роберт Опи признаётся, что все эти вещи он приобрёл для музея много позже, но, что удивительно, одна вещь, относящаяся к этому памятному 1953 году, была сохранена именно им в шестилетнем возрасте - это коробка из-под пшеничных хлопьев, тоже с коронационной символикой.

«Для меня это имеет особое значение, потому что я тогда сделал свой первый памятный альбом с вырезками, посвящённый коронации, который вот тут, перед нами», - поясняет мой провожатый.

«Этот альбом, по сути, стал моей первой коллекцией продажа антикварных вещей и винтажных товаров, поскольку я туда включил не только газетные вырезки, но и разные попутные вещи, например, вырезки из бумажных пакетов, марки и даже несколько крышечек из-под молочных бутылок. Так что даже в таком юном возрасте я интересовался всеми этими вещами и в результате за свой альбом я получил в школе первый приз», - добавляет он.

В полную силу Роберт Опи начал собирать обёртки и упаковки продуктов, когда ему исполнилось 16 лет, причём не только свои, но и те, которые выбрасывали с витрин владельцы небольших магазинов.

Устроившись по окончании колледжа на работу в маркетинговую компанию, Опи узнал, что существуют более ранние упаковочные версии почти всех товаров, и тогда же пришла идея открыть музей, посвящённый развитию потребительского общества.

Конечно, сохранить всё самому, даже если ты очень заядлый коллекционер, практически невозможно. Но легко ли добывать для своей коллекции какие-то недостающие фрагменты потребительской эпохи?

«Что-то найти довольно просто, а что-то практически невозможно, - признаётся Роберт. - Например, вот такую коробку из-под пшеничных хлопьев 1953 года. Я второй такой больше нигде не видел. Тогда многие сохранили кружки и даже жестяные коробки из-под печенья купить печенье, пряники, пирожные просто как память о коронации. Да и в быту они пригождаются».

«А вот обёртки из-под хлеба, даже вот такие детские носки, и уж тем более крышечки из-под молочных бутылок - такое никто не хранил, потому что не видел значимости этих предметов», - рассказывает владелец музея.

Потребительский туннель времени

Музейная коллекция выстроена в хронологическом порядке, то есть, ты оказываешься будто бы во временном туннеле, устланном обёртками, фантиками, коробочками, пачками…

музейная коллекция выстроена в хронологическом порядке

Как говорит основатель музея, он хотел рассказать о том, как с развитием промышленности и началом массового производства происходила потребительская революция, ведь уже к концу XIX века основные товары стали упаковываться и продаваться поштучно.

Некоторые экспонаты сопровождаются исторической справкой: я узнала, что американский врач Джон Келлог в конце XIX века пытался придумать облегчённую пищу для больных, что-то вроде диетического питания купить книги о похудении и диетах, и, экспериментируя совместно со своим братом Уиллом, в 1894 случайно обнаружил, как можно расслаивать зерно, чтобы произвести хлопья.

И так родились всем теперь уже известные хлопья для завтрака Kellog’s с петухом на пачке.

В Музее брендов около двух тысяч экспонатов, многие повторяются, но есть и уникальные, как, например, американская пишущая машинка фирмы Hammond с круглой клавиатурой.

Это явно кому-то когда-то показалось гениальной идеей - расположить клавиши этаким амфитеатром, но совершенно очевидно, что печатать таким образом неудобно, и дизайн не прижился.

Запечатлённая в банках история

Мы видим, что каждое исторические событие сопровождалось появлением какого-то товара.

К актрисе Ширли Темпл купить фильмы с Ширли Темпл пришла известность - тут же появилась посвящённая ей кукла.

В 1934-м году в Канаде в семье Дионн родились пятеро близнецов, и тут в музее можно полюбоваться на пупсов-пятерняшек, уложенных в кукольную кроватку.

Есть здесь и игрушки, выпускавшиеся в период Первой и Второй мировых войн, и настольные игры купить настольные игры для детей и взрослых того времени с такими названиями: «Дорога на Берлин» или «Гони врага».

А есть витрины, где можно проследить, как менялась упаковка, например, детской присыпки за последние 60 лет: сначала этот тальк выпускался в жестяной коробке, потом крышка сменилась на жестяную, чуть позже видоизменилось написание бренда, затем вся банка стала пластмассовой, и так далее…

«Мы, люди, предпочитаем постоянство, чтобы ничего не менялось. Товары, которыми мы пользуемся каждый день, становятся частью нашей жизни. Если я иду в супермаркет и не нахожу того продукта, который мне нужен, потому что продавцы положили его на другую полку, то это меня нервирует. И то же самое происходит с названиями товаров», - говорит Роберт Опи.

«Если вдруг название стало выглядеть как-то иначе, то мы начинаем беспокоиться о том, не произошло ли и ещё каких-то изменений: может, ингредиенты тоже изменились и теперь у него вкус другой? И это может пошатнуть то доверие, которое мы испытываем по отношению к тому или иному бренду», - замечает он.

Бренд, данный нам в ощущениях

Если это так, то почему же тогда производители и маркетологи постоянно меняют внешний вид уже известного и зарекомендовавшего себя товара? Зачем производят ребрендинг?

музей брендов, упаковки и рекламы находится неподалеку от Портобелло-роуд

Как говорит Алексей Кобяков, маркетолог компании QBS, бренд постоянно ищет свою целевую аудиторию, потому что всем угодить невозможно.

К тому же бренд - это не товар, это ощущение, мировоззрение, и важно понять его и приблизить к покупателю, для этого видоизменяется его внешний вид.

Признаюсь, здесь, в музее, мне немножко дико было смотреть на всё это обилие упаковок, может быть, потому, что я выросла в обществе, где как будто бы не было брендов: ведь в Советском Союзе даже магазины назывались просто: «Мясо», «Рыба», «Молоко», «Хлеб».

С другой стороны, именно бренды, то есть, имена собственные, выстилают нашу повседневную жизнь.

Помню зависть, которую я испытывала к героям западных романов, потому что всё, чем они пользовались, не было безликим, а имело название: у Саган купить произведения и экранизации Франсуазы Саган и Моруа купить произведения Андре Моруа курили «Житан» и пили «Перно», у Стейнбека купить произведения и экранизации Джона Стейнбека и Уайлдера купить произведения и экранизации Торнтона Уайлдера - «Мальборо» и «Бурбон».

Это, кстати, тоже показывает, насколько важной составляющей для Запада были товары, вещи. В русской литературе очень мало «забрендованности», хотя в России до революции были, конечно, известные фирмы и любимые многими товары.

В Рунете я обнаружила сайт «Коллекция конфетных и шоколадных этикеток» купить вкусности и сладости, где можно полюбоваться на старинные русские бренды: я узнала, что товарищество Жоржа Бормана в Санкт-Петербурге и Харькове выпускало монпансье с портретами русских писателей и цитатами из их произведений, а московская Кондитерская фабрика Кудрявцевых делала карамели «Гадательную», «Ягодную» и «Лилипут».

В советское время всё же не обошлось без брендов: были, например, плавленые сырки «Волна» и «Дружба» - они не столько ассоциировались с каким-то производителем, сколько с определённым вкусом.

«Мы не являемся константами, и даже если бы у нас сейчас продавали тот же самый плавленный сырок, мы бы нашли его совершенно другим, потому что меняются наши вкусы и наши рецепторы тоже трансформируются», - говорит Алексей Кобяков.

Спецхран

Как признаётся Роберт Опи, самого музея брендов запросто могло бы и не быть, поскольку всё, что в нём выставлено, обычно выбрасывается, так как люди не видят в этом никакой ценности.

С появлением цифровых программ и интернета действительно многое можно хранить в виртуальном виде. С другой стороны, все эти незначительные, казалось бы, вещи очень точно передают ощущение времени.

«Эти вещи стали частью нашей памяти, поскольку мы этим пользовались. Или не мы, а наши родители, или наши бабушки-дедушки. Иногда родители рассказывают о каком-то товаре, продукте, который больше не производится, а потом посетитель приходит в музей и видит то, о чём рассказывали родители», - говорит Опи.

Музейная коллекция завершается небольшой витриной, рассказывающей о вторсырье и о том, что всё больше товаров сегодня производится в упаковке, которую можно и нужно перерабатывать. И в этом я вижу хоть какую-то надежду на то, что человечество в итоге не будет завалено мусорными пирамидами отходов бесконечного производства.

© Катерина Архарова

Впервые опубликовано на сайте Би-би-си - Русская служба

Вернуться