Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

05/06/2014 Списывание на экзаменах и другие вещи, которые удивляют зарубежных преподавателей в Москве
Впервые опубликовано в еженедельнике «Большой город»

В еженедельнике «Большой город» была опубликована статья о российских студентах глазами иностранных преподавателей.

Ниже статья приведена полностью.

Четыре иностранных профессора, преподающие в Москве, рассказали БГ о своей жизни в Москве, о московских вузах и о том, кто быстрее взрослеет - российские студенты или западные.

Бенжамин Линд (США), факультет социологии ВШЭ

О переезде в Москву

Бенжамин Линд (США), факультет социологии ВШЭ

В Москву я переехал в 2011 году и пока не планирую уезжать отсюда. Мне здесь нравится, но моя семья живёт в США: всё-таки главное - это не страна, в которой ты живёшь, а твои близкие люди. Где я буду работать лет через шесть? Я не знаю, мне трудно планировать на такой долгий срок…

До этого я преподавал в Калифорнийском университете, где вёл дисциплины совместно с другими преподавателями, а также семинарские занятия и дискуссионные секции, проверял студенческие работы. В ВШЭ я самостоятельно веду несколько предметов, для меня это первый опыт самостоятельной работы.

Система академической карьеры в США отличается от российской. Для продвижения по карьерной лестнице молодому преподавателю после получения степени PhD нужен очень насыщенный и разный преподавательский опыт. Поэтому после работы в своём домашнем вузе я решил попробовать себя в роли преподавателя в иностранном вузе и подавал заявления по всему миру - не только в Россию, но и во многие американские университеты, в Турцию, Саудовскую Аравию, Южную Корею. Опыт работы в другой стране и в другой образовательной системе - это отличная тренировка твоих навыков и знаний, да и колоссальный опыт для будущей карьеры. В ВШЭ я работаю по контракту уже три года и надеюсь, что на этом сотрудничество не закончится.

Об иностранных и русских студентах

В Америке, так же как и в России, студенты из разных университетов очень сильно отличаются друг от друга. Поэтому мне трудно обобщать, и я могу судить лишь о тех студентах, с которыми мне довелось работать.

Стереотип, что российские студенты не так активно работают в аудитории, что они не так разговорчивы, как американцы, - это всего лишь стереотип. В США у меня были очень тихие группы, а были, наоборот, очень болтливые! Здесь, в Москве, я читаю лекции на английском, что затрудняет коммуникацию во время занятий. Кто-то из российских ребят отлично говорит по-английски, кто-то не очень хорошо говорит, но отлично всё понимает. Но я всё равно стараюсь адаптировать свою речь для аудитории: пытаюсь говорить чуть медленнее и использовать побольше жестов. Но я впечатлён тем, что студенты решились взять мой курс, - они очень отважные и талантливые. Потому что количество американских студентов, которые выберут курс на иностранном языке, обычно стремится к нулю.

Но вот организация и дисциплина… Некоторые ребята бесстыдно опаздывают, причём постоянно. Иногда мне приходится запирать дверь в аудиторию сразу после начала пары. Но установка дополнительных правил, которые приходится объяснять снова и снова, - это лишние сложности, которые отнимают кучу времени. Иногда хочется повысить голос, но это непозволительно для преподавателя, поэтому приходится убеждать мягким тоном. С несоблюдением контрольных сроков всё довольно просто: сданная не вовремя работа просто не оценивается. У меня с этим нет никаких проблем - скорее это у студентов со мной проблемы.

О специфике российского образования

На одной из своих дисциплин я рассказываю своим студентам про социальные сети - не про компьютерные, а про социальные. Я заметил, что они легко создают группы и устанавливают связи на основе учебного класса, но им трудно вовлекать в группу малознакомых людей и коммуницировать между группами.

Конечно, у меня нет никакой теоретической базы, а лишь только эмпирические наблюдения, но, наверное, мы можем сказать то же самое и про российское общество. В России, как правило, дети учатся в одном коллективе на протяжении долгого времени и редко меняют школу. Находясь в одинаковом окружении в течение многих лет, человек развивает очень сильные связи внутри группы, и ему легко взаимодействовать с её членами, но работать вне группы или коммуницировать с другими группами уже сложнее.

В США учебная студенческая группа похожа на лоскутное одеяло: каждый новый предмет - новый набор студентов в классе. Кроме того, существует деление на начальную, среднюю и старшую школу, когда ребёнок переходит из одного класса в другой, где может и не оказаться их одноклассников из прошлой школы. Может быть, поэтому в США дружба со школьной скамьи на всю жизнь - это достаточно редкое явление. Но вся эта система учит человека быстрее устанавливать новые социальные связи. Я, например, родился в Огайо, вырос и учился во Флориде, а диплом получил в Калифорнии. И мне всегда приходилось устанавливать новые контакты и искать новых друзей.

О жизни в Москве

Мне нравится Москва. И она дружелюбна к иностранцам, даже дружелюбнее некоторых европейских городов, в которых я бывал. Конечно, языковые проблемы в Москве есть: тут мало кто говорит по-английски. Но вот забавное наблюдение: чем ближе к центру города, тем больше людей разговаривает на английском. С другой стороны, это те трудности, которые заставляют тебя учиться и выходить из привычной зоны комфорта. Мне нравятся трудности.

Пожалуй, моё самое любимое место в Москве находится недалеко от моей работы - я называю его «forestgym». В глубине парка, среди деревьев, стоит самодельная спортивная площадка: несколько тренажёров, составленных из всяких подручных средств, шин и железных труб. Ты наслаждаешься природой вокруг, занимаешься спортом посреди парка, рядом с тобой гуляют дружелюбные люди. Это выглядит абсолютно сюрреалистично! Пожалуй, это было бы абсолютно запрещено в США, потому что кто-нибудь мог бы там пораниться и заставить платить свою страховку.

Тем, кто приехал в Москву, я бы посоветовал сходить в Музей советских игровых автоматов. Там очень забавно! А ещё мне очень нравится «Чебуречная», что на Белорусской - там замечательная советская атмосфера!

Лоуренс Фокс (США), юридический факультет МГУ им. Ломоносова

О визите в Москву

В Москву меня пригласила прочитать цикл лекций по профессиональной этике и ответственности юриста моя коллега из МГУ Гаяне Давыдян. Она заинтриговала меня возможностью приехать в Россию и поработать с её студентами, поэтому я здесь. Эта поездка своего рода приключение, а я очень люблю приключения.

Лоуренс Фокс (США), юридический факультет МГУ им. Ломоносова

Сейчас я преподаю в Школе права Йельского университета и всё ещё остаюсь практикующим юристом. Но я очень люблю преподавание, потому что работа с молодыми людьми делает тебя молодым. Мне нравится думать, что кого-нибудь из них я могу вдохновить стать хорошим юристом.

О российских студентах

За пятнадцать лет преподавания студенты не сильно-то изменились. Ну, разве что теперь они отлично разбираются в технике. Конечно, я разрешаю пользоваться ноутбуками купить ноутбук и планшетами купить планшетный компьютер на своих занятиях, и, конечно же, некоторые смотрят на них фильмы!

Российская программа обучения юристов значительно отличается от американской. Здесь я встретил ребят, которые намного моложе, и у них меньше опыта, чем у моих американских студентов, - в США студенты приходят в университет после колледжа. Но, несмотря на свой возраст, они действительно очень умные и великолепно говорят по-английски!

Мой стиль преподавания отличается от того, к которому привыкли студенты. По словам моих московских студентов, преподаватели большую часть времени читают лекции, а для вопросов остаётся время в конце пары. В американской системе мы используем метод Сократа: презентуем проблему аудитории, а потом вместе обсуждаем её. После того как мои московские студенты перебороли нервозность, они активно включаются в дискуссию. В первый день на мои лекции пришли 60 студентов, а на следующий день - уже 78! Кажется, это хороший знак.

О нежелании взрослеть

Да, современным молодым людям действительно нужно много времени, чтобы решить, что делать со своей жизнью. Но они не боятся делать этот выбор! Поступление в университет, обучение в высшей юридической школе - это уже выбор. Тем более у них всегда есть шанс изменить своё решение, и они иногда это делают.

Один из российских коллег рассказал мне, что в России некоторые студенты могут не платить за образование в вузе. Может быть, поэтому они не беспокоятся о своём будущем так, как это делают американцы. Попасть в юридическую школу в США очень сложно, а образование стоит очень дорого! Одна из причин, по которой выпускники начинают работать сразу после получения диплома, это необходимость самостоятельно оплачивать огромный долг за своё обучение, - а это около 700 тысяч рублей!

О толерантности

В начале лекций я уделяю много времени тому, чтобы учебная аудитория стала свободным пространством, где ребята смогут говорить на разные темы и высказывать разные аргументы. Я просил своих студентов об уважительном отношении друг к другу, и, мне кажется, именно такими они были.

Все изменения начинаются с молодых людей. Например, в США потребовалось порядка 15 лет, чтобы отношение к гомосексуализму изменилось. Хотя до сих пор существует много людей, которые неуважительно относятся к геям и лесбиянкам. Может быть, в России на это потребуется чуть больше времени.

Я уверен, что молодые поколения намного лучше и толерантнее, чем старшие. А весь мир идёт по пути толерантности. Во всяком случае, я надеюсь на это.

О жизни в Москве

Моё представление о Москве - это представление времён холодной войны. Это чёрно-белый город, где танки ездят по улице, где всё законспирировано, где не хватает продуктов. Но я увидел здесь абсолютно другую картину! Огромные здания, пробки на дорогах, «мазератти» и магазины Ральфа Лорена, прекрасные рестораны с хорошим сервисом. Я вижу здесь молодых людей, одетых точно так же, как их американские сверстники, - не знаю, хорошо это или плохо. Очевидно, что Москва очень сильно изменилась.

Мне очень понравился ГУМ и Кремль. Вроде в Советском Союзе религии не было, а большинство зданий Кремля - именно религиозные здания. Очень интересный контраст. Ещё меня удивил Московский университет: тут так много места!

Дирк Кемпер (Германия), кафедра германской филологии Института филологии и истории РГГУ

О переезде в Москву

Впервые я приехал в Москву в 1994 году, чтобы поработать в закрытом архиве c очень интересными документами, связанными с деятельностью Иоганна Вольфганга фон Гёте Гёте купить произведения и экранизации Иоганна Вольфганга Гёте и Генриха Манна купить произведения и экранизации Генриха Манна, брата Томаса Манна купить произведения и экранизации Томаса Манна. После этого меня позвали выступить с докладом в немецкое посольство в Москве, где коллеги из МГУ пригласили меня читать лекции. Получился такой снежный ком, который вращается по сей день.

Сначала я приезжал в Москву всего на два месяца в год, чтобы читать лекции на журфаке и филфаке МГУ. Позже я пришёл в РГГУ, где мы организовали DAAD - Немецкую службу академических обменов. В 2005 я переехал в Москву - получается, что я живу здесь вот уже 9 лет.

Процедура подтверждения научной степени для иностранцев в России - это довольно сложный процесс. Хотя бы потому, что очень редко иностранцы так долго работают в России. Теперь у меня четыре документа о присвоенных научных степенях: две из Германии, две из России. Для меня это действительно важно, потому что у меня должны быть формальные права быть научным руководителем у своих аспирантов.

О болонском процессе

Дирк Кемпер (Германия), кафедра германской филологии Института филологии и истории РГГУ

Отличия между российскими и немецкими студентами особенно чётко были видны пять лет назад. Как правило, русские знают много фактов о литературных произведениях и авторах, но не сильны в анализе текста, а вот немецкие студенты - наоборот. Но после введения болонской системы в России, разделения на магистров и бакалавров, эта разница не видна. Это абсолютно нормально, когда студент меняет свою специальность, например, с переводчика на культуролога.

В Германии, так же как и в России, никто не был рад болонскому процессу: это происходило против желания университетов. Да, эта система уступает традициям специалитета, которые были очень сильны в России. Но главным преимуществом болонской системы является очень высокая студенческая мобильность. В России студенты, как правило, даже и не думают сменить университет в течение обучения, а теперь ребята из Калининграда, Абакана, Нижнего Новгорода, решаются сменить свой университет, чтобы получить специализацию в другой области. Это происходит не только на уровне российских вузов, но и среди московских вузов: в предыдущие года никто даже и не думал сменить МГУ на РГГУ, теперь у нас есть такие студенты.

Об особенностях российской и немецкой системы образования

Обучение в Германии организовано намного строже. Все задания проверяются через компьютеры, и, если вы не сдали задания вовремя, - это ваши проблемы. Вы же не будете рассказать компьютеру, что вы не сдали тест, потому что ваша бабушка заболела?! А вот в России студенты ожидают, что преподаватели с пониманием отнесутся к их проблемам…

Университет - это не школа. Это твой шанс: ты либо его используешь, либо нет. В Германии у студентов есть свои научные интересы, они сами подходят и предлагают темы для написания той или иной работы. Пожалуй, это то, чему стоит научиться русским студентам.

Всё дело в другом менталитете, в другом жизненном опыте. В России начиная со школы обучение проходит в очень небольших группах. В такой камерной атмосфере есть свои преимущества: здесь очень тесный контакт преподавателя и студента, очень близкие отношения между ними, да и контролировать студентов в небольших группах тоже намного проще. Если вы захотите найти такое отношение где-нибудь в Америке, вам придётся заплатить немаленькую сумму в частном университете.

О нежелании студентов взрослеть

В Германии момент окончания университета - это момент окончания вашей юности. «У меня уже есть работа, на которой я получаю более-менее хорошие деньги, у меня есть небольшая квартирка, так зачем же мне оканчивать университет? Может, я буду учиться не четыре семестра, а все четырнадцать!» - так обычно рассуждают молодые люди, которые хотят пролонгировать этот период молодости.

Здесь же у студентов есть чёткое осознание, что университет - это четыре и два года, не больше.

Это более или менее типичная ситуация для России, которую сложно представить в Германии, где более ожидаемо, что семье будет помогать государство, чем дети. Ни у кого и не возникло бы идеи бросить на время учёбу, чтобы обеспечивать семью.

Десять лет назад мы спрашивали наших русских студентов, как они видят свою жизнь через пять лет. Они смеялись и ничего не отвечали, потому что жизнь в России очень непредсказуемая штука. Тогда мы думали, что таковы особенности русского менталитета. Сейчас же ситуация изменилась: обстановка на рынке труда заставляет студентов думать о том, какие качества, знания и навыки они хотят получить от университета. Сейчас русские люди задумываются о своих будущих перспективах намного раньше.

О жизни в Москве

Чтобы получить какой-нибудь документ или справку, в Германии вам потребуется телефон и компьютер с интернетом, и 80% работы ты сделаешь, не выходя из дома. Потом нужно просто заглянуть в офис, где получишь нужный документ. В России иная ситуация. Паспортный стол? Они просто не отвечают на звонки! Поэтому приходится тратить много времени, чтобы добраться до паспортного стола, заполнить все документы, получить необходимые справки…

Я чувствую, что в Москве очень мало личного пространства, пространства для жизни. В Берлине живёт порядка трёх с половиной миллионов человек, а в Москве - около 17 миллионов, хотя никто не знает, какова эта цифра в действительности. А потому твоё пространство для жизни автоматически уменьшается, даже площадь квартир покупка и продажа недвижимости в Москве и Санкт-Петербурге совсем небольшая. Это не катастрофично, но вызывает определённый дискомфорт.

Но мне очень нравится гулять по Москве, особенно по парку Горького. Ещё очень люблю Новодевичий монастырь. Когда друзья прилетают в Москву вечером, мне нравится катать их на машине по центру города. А ещё лучше ночью - ночью он фантастически красив!

Зенебе Кинфу (Эфиопия), кафедра массовых коммуникаций филологического факультета РУДН им. Патриса Лумумбы

О переезде в Москву

В Москву я приехал в 1989 году, а через год поступил в РУДН, потом была магистратура и аспирантура, где я и начал преподавать в 1997 году. Сейчас я преподаю в разных вузах, но основное моё место работы - Российский университет дружбы народов.

Основная сфера моих интересов - внешняя политика и международная журналистика. Когда я начал преподавать, эта сфера только-только зарождалась, и мы с коллегами разрабатывали концепцию внешней политики России, а сейчас созданы специальные СМИ, которые занимаются формированием имиджа России за рубежом. Нынешние студенты активно интересуются международными отношениями.

О российских и иностранных студентах

Зенебе Кинфу (Эфиопия), кафедра массовых коммуникаций филологического факультета РУДН им. Патриса Лумумбы

У меня в группе есть иностранные студенты, но большинство - ребята из России. Я встречаю студентов-журналистов (в основном я преподаю у них) начиная с третьего курса. К этому времени у них формируется понимание, какой предмет учить, а какой прогуливать. Русский студент быстро делает, но его нужно сначала «разбудить». Он может сделать всё за неделю - скорость работы очень большая! У иностранцев уровень знаний, как правило, выше, потому что они прошли очень строгий отбор у себя на родине. Но им приходится сложнее: кроме академических проблем на них влияют и жизненные заботы. Поэтому иностранцы стараются сделать всё пораньше, у них больше вопросов, им нужно больше помощи. А русский студент - он на своём месте, он говорит на своём языке, и психологически чувствует себя более стабильно.

О выборе профессии

Каждый год на экзамене у третьего курса я задаю вопрос: «Считаете ли вы, что правильно выбрали профессию?» В течение пятнадцати лет три четверти моих студентов отвечают, что ошиблись с выбором профессии. В основном это говорят русские студенты.

В России не развита система профориентации. Поэтому школьник выбирает профессию мамы, папы или дедушки, а после окончания первого курса разочаровывается. А потом либо идёт на второе высшее, либо работает на нелюбимой работе.

Когда я приехал в Россию, я знал, что такое журналистика. В Эфиопии школьники сдают экзамены наподобие ЕГЭ подготовка к ЕГЭ после четвёртого, восьмого и двенадцатого класса. В девятом классе они выбирают гуманитарное, естественное или техническое направление. И в зависимости от направления школьники изучают различные профессии: кто-то идёт дерево пилить, кто-то металл обрабатывать, кто-то просто теории изучает.

Иностранцы отвечают в основном, что они готовы работать в журналистике. Но не все - китайские студенты, например, всегда сомневаются, пойдут ли в профессию. В основном они уходят в политику, туризм или торговлю. Очень редко, один-два человека говорят: «Да, я умею писать, я пойду в журналистику».

Наверное, это человеческая природа: мы всегда сомневаемся в своих силах. Чем больше мы узнаём, тем больше сомневаемся. Это нормально.

О нежелании взрослеть

Да, многие не хотят взрослеть, но я не сказал бы, что большинство. Нынешнее поколение стало более сознательным, более точным, более агрессивным, - они знают, что и как делать. Как бы ни ругали старую систему… Раньше многим обеспечивало государство: университет окончил, тебя распределили-устроили, а потом дали квартиру и должность. А теперь человек сам берёт ответственность за свою жизнь. К четвёртому курсу почти все студенты работают - большинство в рекламном бизнесе купить бизнес-книги и в event-агентствах.

О дружбе народов

Ребята из разных этнических групп общаются, дружат, учатся друг у друга языку, литературному и нелитературному. Они влюбляются, женятся, рожают детей. Но есть одна тонкость.

Когда соседи видят, что пришёл неизвестный - чёрный, жёлтый, белый, непонятный, - они уже обсуждают. А ребята боятся этого осуждения. Никто ничего плохого не делает, но на глаза боишься показаться.

Это нормально, это жизнь, в любой стране так. Одна моя сокурсница вышла замуж и уехала жить в Африку. Когда из деревни приехала бабушка знакомиться со своей новой родственницей, она увидела мою подругу и спросила, почему у неё нет кожи - она белая, а там все чёрные.

О московских и российских студентах

Разница между московскими студентами и приезжими из России в том, что ребята из регионов более старательные. Они понимают, что их достижения в жизни зависят только от них. А ребята из Москвы… Они очень разные, но есть такое наблюдение, что в основном опаздывающие на пары - это москвичи. И почему-то между ними есть большое недоверие друг к другу. Я не знаю, почему так.

Я веду предмет «Регионалистика», где я требую от студентов, чтобы они рассказывали о своей родине. Среди студентов это популярный курс: всегда ходит много людей, всегда много споров и обсуждений. К сожалению, в школе почему-то не рассказывают о регионах России, каждый знает свою территорию, а дальше - нет. Я мало путешествую по России, но знаю её не хуже, чем мои студенты. По сравнению с Эфиопией Россия большая, в голове карта не помещается! Страна очень большая и очень разная. Вот вы можете нарисовать карту России и указать каждый регион? Вот-вот. Свою страну я рисовал, когда ещё был школьником.

О жизни в Москве

С 1989 года живу в Москве, и Москву я знаю лучше, чем некоторые москвичи. Москва очень быстро изменилась, у неё сумасшедший темп развития. Так же, как и у России. Комфортно ли мне здесь? Тепла и солнца, естественно, не хватает - полгода ходим закутанные. А с точки зрения образования, общения, дружбы мне тут комфортно.

В Москве не хватает таких стадионов и спортивных площадок, куда могли бы прийти иностранцы, где было бы безопасно. Здесь всегда были проблемы с транспортной нагрузкой, хотя за последние два года мэр Собянин добился двух вещей, которым я рад: стало намного меньше пробок, а вот количество парков, наоборот, увеличилось. А так всё есть в Москве.

Любимых мест в Москве много, но самые главные - это, конечно, РУДН, Подмосковье и центр города, в районе Охотного Ряда и Красной площади. Ещё мне очень нравится Поклонная гора, а в бункер Сталина я всегда вожу иностранцев.

© Павел Гнилорыбов

Впервые опубликовано в еженедельнике «Большой город»

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-, ссылка на сайт обязательна