Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

06/09/2007 Как «Подразделение T» похищало лучшие умы Германии для работы в Британии
Впервые опубликовано на сайте INOPRESSA.RU

На сайте INOPRESSA.RU была опубликована статья о захвате британской армией немецких учёных.

Ниже статья приведена полностью.

Секретные документы проливают свет на послевоенную кампанию по захвату интеллектуальной собственности военного и коммерческого назначения

Их методы напоминали о гестапо: госслужащие, не предъявляя документов, приходили по ночам и забирали людей. Недавно рассекреченные документы, всё это время хранившиеся в тайне, открывают, что в конце Второй мировой войны и сразу после её окончания элитное подразделение британской армии похитило сотни немецких учёных и инженеров, которых отправили на работу в министерства и частные фирмы Великобритании.

Целью программы был захват интеллектуальной собственности побеждённого государства, рассматриваемой как военные трофеи, дабы снизить конкурентоспособность Германии и придать новое ускорение британскому бизнесу купить бизнес-книги.

Есть сведения о существовании сходной программы, в рамках которой немецких бизнесменов после войны заставляли выезжать в Великобританию и отвечать на вопросы их конкурентов по коммерческой сфере; если немцы отказывались разглашать производственные и коммерческие тайны, их интернировали.

Программы экономической войны подробно обрисованы в многочисленных досье министерства иностранных дел Великобритании с грифом «совершенно секретно», многие из которых пылились, никем не замечаемые, в Национальном архиве в Кью, пока не были обнаружены Guardian.

Из этих материалов складывается подробная картина того, как стремление поскорее завладеть военными тайнами нацистов в последние дни боевых действий в Европе, дабы оказать помощь фронту на Тихом океане, где война продолжалась, с началом холодной войны быстро переросло в попытки не допустить попадания научных и промышленных активов Германии в руки советских властей. Это, в свою очередь, предоставило британским властям шанс воспользоваться научным и техническим ноу-хау побеждённой страны, причём учёные рассматривались как нечто типа живых трофеев, благодаря которым Великобритания могла получить экономическое и коммерческое преимущество над конкурентами.

Давно известно, что после войны немецкие учёные работали в США и Великобритании, но обычно считалось, что все они поехали туда добровольно, польстившись на обещания высокой зарплаты и хороших условий проживания. Однако из рассекреченных документов четко следует, что в течение двух с лишним лет после окончания войны британские власти подвергали этих учёных «принудительной эвакуации».

В одном из найденных в Кью меморандумов, написанном в августе 1946 года неким высокопоставленным госслужащим, который работал в связке с британской военной администрацией на севере Германии, изложен механизм данной программы.

«Обычно в дом или офис немца является без предупреждения военнослужащий сержантского состава и предупреждает, что тот понадобится нашей администрации. При этом военнослужащий не сообщает никаких подробностей или причин, а также не предъявляет документов. Через некоторое время немца забирают (часто посреди ночи) и увозят под конвоем. Эта процедура чрезвычайно напоминает методы гестапо, и, даже если отбросить в сторону то, что она создает для данного лица и предприятия, использующего его труд, крупные и излишние неудобства, она непременно возбудит чувства тревоги и неуверенности. До сути дела мне докопаться не удалось, но, по-видимому, эти похищения осуществляются двумя ведомствами».

Госслужащий был прав. Из архивных документов следует, что в британской зоне послевоенной Германии похищения осуществлялись по приказам организации под названием Подкомитет задач британской разведки (British Intelligence Objectives Sub-Committee, сокращенно Bios). Этот комитет подчинялся непосредственно кабинету министров. В него входили представители вооруженных сил и министерств Уайт-холла, в том числе министерств торговли и снабжения, а также MI-16 - отдела министерства обороны, занимавшегося разведывательной деятельностью в области науки.

Другое ведомство, причастное к принудительной эвакуации, называлось Агентство сбора технической информации в полевых условиях (Field Information Agency (Technical), сокращенно Fiat). Оно было создано во время войны как совместное подразделение английских и американских вооруженных сил, ведавшее военной разведкой. Оно устанавливало, кто из учёных подлежит «принудительной эвакуации» из американской и французской зон, а также Берлина.

В архиве даже зафиксирован случай, когда в июне 1945 года 50 учёных были вывезены из своих домов в Магдебурге, входившем в русскую зону; многие из них жаловались на то, что лишились дома, работы и пенсии.

Офисы Bios и Fiat располагались в одном и том же неприметном викторианском особняке в Лондоне, в районе Бейкер-стрит. Оттуда и командировали следователей, которые, так сказать, разгребали обломки разрушенного войной государства. В соответствии с послевоенным планом по ограничению производственных возможностей Германии многие заводы демонтировались. При этом следователи искали современное оборудование, чтобы отправить его в Великобританию, а также материалы научных исследований и патенты, которые можно было присвоить. Часто в группы следователей входили представители таких фирм, как ICI и Courtaulds, а также других компаний из кораблестроительной, сталелитейной и аэрокосмической отраслей. Обычно все они были одеты в форму офицеров британской армии. Решая, какое оборудование и документацию забрать, они также составляли списки учёных и инженеров «на изъятие» из Германии.

Законность подобных действий никогда не оспаривалась; в так называемой «Прокламации 2» британской военной администрации содержалась всеобъемлющая статья, гласившая, что Германия «предоставит необходимый транспорт, предприятия, оборудование и материалы всех видов, рабочую силу, персонал, услуги специалистов и проч., для использования в Германии или за её пределами в соответствии с указаниями представителей союзной коалиции». Bios и Fiat также извлекали выгоду из послевоенных юридических споров о том, что можно отбирать в качестве репараций - о которых скрупулёзно договорились союзники - а что в качестве «трофеев»: техники и материалов военного назначения, которые победители вправе вывозить с поля боя. После шести лет полномасштабной войны британская сторона считала, что всё, имеющее научную или промышленную ценность, в потенциале имеет военное назначение, а полем боя является вся Германия.

Задачи по захвату учёных возлагались на уникальную часть вооруженных сил Великобритании под названием «Подразделение Т». Это были легковооруженные силы повышенной мобильности, сформированные вскоре после дня «Д» (6 июня 1944 года - день высадки союзников в Нормандии и открытия в Европе второго фронта - прим. ред.). В конце войны они мчались впереди союзных войск, захватывая объекты, имеющие ценность для науки или разведки, прежде чем их успевали захватить советские силы либо уничтожить отступающие немцы.

После войны из некоторых офицеров и рядовых «Подразделения Т» была сформирована Секция по эксплуатации персонала противника. Её представители сопровождали следователей Bios и Fiat, а затем увозили в надлежащем направлении учёных и инженеров для допросов.

Многие из задержанных действительно занимались разработками оружия. Из документов следует, что наибольший интерес вызывали специалисты по подводной акустике, технологиям с использованием инфракрасных лучей, электронным микроскопам, боеприпасам, оптическому стеклу и конструированию авиационных двигателей. Из других списков задач, сохранившихся в архиве Кью, явствует, что разыскивались инженеры, посвященные в «метод временного ослепления посредством ультрафиолетовых лучей», секреты производства отравляющего газа зарин и «физиологических испытаний химических боевых газов», которые проводились на узниках концлагерей.

Однако в группах следователей Bios были и британские промышленники, стремившиеся выяснить побольше о самых разных отраслях - от добычи угля до изготовления расчёсок, от новейших немецких технологий книгопечатания до секретов ведущих производителей парфюмерии купить различные товары для здоровья и красоты.

В ноябре 1946 года еженедельник New Statesman сообщил, что три члена группы следователей Bios, в которую входили шесть человек, в том числе представители Pears Soap, Max Factor и Yardley, явились на дом к некой пожилой женщине, чья семейная фирма производила знаменитый одеколон «4711», и попытались угрозами выведать у неё фирменный рецепт. Когда ей стало плохо, следователи пригрозили вызвать тюремный фургон и отправить её в тюремную больницу. На следующий день они позвонили ей по телефону, чтобы вновь попробовать добиться своего.

Джулия Дрейпер, в то время молодая государственная служащая, была единственным штатским человеком и единственной женщиной, работавшей в «Подразделении T», где она помогала разыскивать немецких учёных. Теперь Дрейпер 86 лет. Мы встретились с ней у неё дома в Лондоне. Дрейпер вспоминает, что следователи Bios стремились завладеть интеллектуальной собственностью немецких конкурентов британской промышленности никак не в меньшей мере, чем проникнуть в военные тайны нацистов.

«Много запросов поступало из военного министерства (позднее вошло в состав министерства обороны. - Прим. ред.), но были также запросы от компаний типа ICI и других - от крупных промышленников, - говорит она. - Некоторые из этих учёных были настоящими светилами в своих областях, и мы могли очень многому от них научиться».

Дрейпер вспоминает, что учёных арестовывали и отправляли в Великобританию против их воли: «Так делалось. „Подразделение Т“ было очень, очень странной организацией».

Несомненно, некоторые из немецких учёных и сами добровольно вызвались бы помогать британцам, но других, очевидно, принуждали. Согласно документам, некоторых заключали в англо-американский лагерь интернированных под Франкфуртом, а многих отправляли в лагеря интернированных в Великобритании. После допросов, которые могли длиться месяцами, их либо возвращали в Германию, либо направляли на работу в британские государственные ведомства или фирмы.

Доподлинно неясно, скольких человек коснулась эта программа. В июле 1946 года военная администрация сообщила министерству иностранных дел Великобритании, что, по её оценкам, насчитывается 1500 учёных, которых следует принудительно эвакуировать, в том числе 500 в британской зоне. «Предлагается долгосрочная задача по … удалению их из Германии как можно скорее, вне зависимости от того, хотят ли они уезжать». В протоколе совещания в Bios, состоявшегося через три месяца, приведены слова одного из сотрудников, что сил у организации хватит не больше, чем на 600 человек. Госслужащий, который жаловался на «похищения» и «методы гестапо», писал, что, как ему известно, с одного из химических заводов IG Farben за два месяца было похищено семь учёных.

Тем, кого направляли на работу в Великобританию, платили. Bios дал согласие на то, чтобы каждому учёному выделяли 15 шиллингов в неделю на расходы. Однако первоначально не выделялось никаких средств на содержание жен и детей, остававшихся дома.

В мае 1946 года британская военная администрация потребовала от Bios выплачивать пособия иждивенцам, поскольку «за истекший период ввиду вывоза немцев в Великобританию для допросов имели место случаи крайних лишений». Fiat тоже беспокоила эта проблема, но это ведомство стремилось, чтобы средства выделило правительство. «Несколько семей … оказались в полной нищете», предостерегал Fiat, добавляя, что такая ситуация «наверняка очень неблагоприятно скажется на готовности других немецких учёных и инженеров с нами сотрудничать».

К октябрю того года некоторые офицеры американской армии не разрешали «Подразделению Т» вывозить учёных из американской зоны, если оно не будет выплачивать пособие вперед. На следующий месяц поступил ответ британской стороны: всем женам и детям будут предоставляться «пайки рабочих, занятых тяжёлым трудом», каждая семья получит 250 кг угля в месяц.

Британцы интересовались не только учёными. Из архивных документов можно вычленить скупые сведения об операции «Горловина» (Bottleneck), целью которой было добывание коммерческой информации. В январе 1947 года глава немецкого союза журналистов Эрих Клабунде пожаловался на методы, которые для этого применялись. Некий британский служащий из Гамбурга доложил начальству, что Клабунде заявил на собрании: «Какой-нибудь английский промышленник сообщает имя своего немецкого коллеги по отрасли и конкурента и „приглашает“ его в Англию (вопрос о том, захочет ли таковой поехать добровольно, не обсуждается). Там они беседуют о бизнесе, и немца ласково уговаривают раскрыть его секреты производства. Когда он отказывается, его учтиво держат в лагере интернированных, пока ему не надоедает разлука с семьей, и он рассказывает англичанину всё, что тот хочет знать. Таким образом, англичанин, расходуя около 6 фунтов в день, завладевает самыми сокровенными тайнами немецкой экономической жизни».

Теоретическую базу под эту практику подвёл Герберт Моррисон, лорд-председатель Тайного Совета Великобритании, сказавший премьер-министру Клементу Эттли: «На этой стадии формирования главное - направить немецкую экономику по пути, который лучше всего будет способствовать нашим собственным экономическим планам и наименее будет сопряжён с риском её превращения в нашего ненужного, неудобного конкурента».

Извлечь коммерческую выгоду из работы немецких учёных пытались не только британцы; бесчисленное число таких учёных захватили и русские. Французы подходили к делу иначе - соблазняли квалифицированных специалистов выгодными контрактами на работу, а американцы предлагали тем, в ком больше всего нуждались, гражданство США. Это предложение принял, например, Вернер фон Браун, который руководил разработками ракет «Фау-2», а затем стал главным конструктором ракеты «Сатурн-V», которая вывела на орбиту американский космический корабль, достигший Луны.

Хотя министерство иностранных дел Великобритании не рекомендовало привозить в Великобританию учёных с «нежелательным политическим» прошлым, в документах почти не зарегистрированы случаи, когда промышленность смущала идея найма на работу нацистов.

К началу 1947 года министерство иностранных дел Великобритании, возмущённое тем, что экспроприация немецкой промышленности всеми четырьмя оккупационными державами препятствует восстановлению страны, заключило соглашение о прекращении такой практики. Соответственно, ожидалось, что британцы должны прекратить похищения учёных, и военная администрация послала в «Подразделение Т» телеграмму, приказав «прекратить все промышленные и технические расследования к 30 июня 1947 года».

Однако британцы вовсе не собирались допустить, чтобы эти учёные поступали по собственному усмотрению, так как некоторые, возможно, предпочли бы работать на СССР. В апреле министерство обороны составило список из 290 учёных, которых следовало срочно отыскать. Он стал основой так называемого «списка воспрещения» - списка «тех, против которых в срочном порядке надо предпринять меры по воспрещению».

Столь же неразумно было бы позволить немецким специалистам найти себе работу в других странах Европы, отмечалось в протоколе дискуссии в министерстве иностранных дел. «До настоящего времени Британия проводила курс на то, чтобы склонять менее крупные государства, особенно европейские, вооружать их армии оружием и авиатехникой британского производства. Если бы эти страны укрепили свою техническую мощь за счет привлечения немецких учёных и конструкторов, уменьшилась бы вероятность того, что … они будут полагаться на оружие, разработанное в Великобритании».

Однако отныне с немецкими учёными следовало заключать трудовые контракты - включавшие в себя запрет когда-либо рассказывать о пережитом - и привлекать на работу в Великобритании путем активного поощрения, а не принуждения. К концу лета сотни учёных начали работу в разных концах Великобритании.

Хотя к найму немецких специалистов стремились многие отрасли британской промышленности, особенно аэрокосмическая и оружейная, в ряде сфер для немцев не находилось мест ввиду недостаточно чёткой структурированности. Оказалось, что вакансий на всех учёных недостает. Власти направили небольшое число учёных в Канаду и Австралию, а затем, по-видимому, постановили, что они могут отправляться куда угодно - лишь бы не в Россию или Европу. Министр иностранных дел Эрнест Бевин - вероятно, с легким отчаянием в голосе - вопрошал на заседании комитета по обороне при кабинете министров: «Может быть, возможно проводить какие-нибудь фундаментальные исследования, например, в Кении?»

Кто этим пользовался

Британские промышленники стремились научиться у Германии как можно большему, от добычи угля до производства парфюмерии. По материалам из Национального архива мы составили список некоторых компаний, где использовался труд немецких учёных и инженеров непосредственно после окончания Второй мировой войны:

© Иэн Кобейн

Впервые опубликовано на сайте INOPRESSA.RU

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-2017, ссылка на сайт обязательна