Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

07/08/2013 Китаизация Сибири
Впервые опубликовано на сайте inoСМИ.Ru

На сайте inoСМИ.Ru была опубликована статья о китайцах в России.

Ниже статья приведена полностью.

Река Амур. Здесь когда-то разворачивались пограничные сражения между Китаем и СССР.

Амур называют «житницей Дальнего Востока»: на Амурский регион приходится до половины объёмов выращивания сои по всей России. Китайцы, живущие под другую сторону реки, разделяющую две страны, один за другим пересекают её, отправляясь на российскую сторону в поисках обширных сельскохозяйственных угодий. И это несмотря на то, что правительство Амурского региона в этом году ввело запрет на обработку полей китайскими мигрантами.

Именуются русскими

Перед нами появляется маленький круглолицый человек ростом 160 сантиметров, весь чёрный от загара. Натянувший на свой голый живот розовую тенниску китаец Су Шаоюань (50 лет) является директором этой фермы, он полон уверенности в себе.

китайцы отправляются в Россию в поисках обширных сельскохозяйственных угодий

Су родился на противоположной стороне реки в китайском городе Хэйхэ. Сейчас в его распоряжении поле в 2 тысячи гектаров, которое находится в селе Верхнебелое Ромненского района в трёх с половиной часах езды от столицы области Благовещенска. В Хэйхэ у него тоже есть участок в 300 гектаров, на котором он выращивает сою. В России он начал свою деятельность три года назад. Он говорит, что ему повезло с российским партнёром, который смог найти плодородную землю недалеко от источников с водой.

Под именем партнёра он основал компанию и взял в аренду землю по льготной цене. Формально это совместная компания, однако на деле российский партнёр не принимает никакого участия. Партнёрство необходимо для того, чтобы российский гражданин мог на своё имя оформить дешёвую аренду, платить низкие налоги, да ещё и получать помощь от государства.

В качестве стартовых инвестиций купить книги по инвестициям и оценочной деятельности китаец взял кредит примерно в 3,5 миллиона долларов по низким ставкам в китайском правительственном банке, а затем приехал с закупленными комбайном и трактором американского производства.

До прошлого года он выращивал сою на поле площадью 1000 гектаров, используя труд примерно десяти китайцев. Урожай доходил до 1,5 тонны сои с одного гектара. Выращенные бобы идут на российский рынок, но соя торгуется по одному доллару за килограмм, в результате чего выручка за однолетний урожай в 1,5 тысячи тонн составила примерно 1,5 миллионов долларов.

Даже если вычесть арендную плату за землю, дивиденды партнёру и трудозатраты, остаётся от 1 до 1,2 миллионов долларов. Су смог вернуть кредит в 3,5 миллионов долларов за три года.

Связи в региональном правительстве

У Су нет ни права собственности на эту землю, ни права аренды. Он даже не является владельцем сельскохозяйственных машин и оборудования, в которые вложил свои деньги. Главное, чтобы не случилось размолвки с партнёром.

«Мы построили доверительные отношения, при которых он не может меня предать, мы создали схему, которая не прогорит, поэтому всё в порядке», - говорит китаец. Су, который состоит в управлении Департамента сельского хозяйства в Хэйхэ вот уже десять лет, наладил довольно тесные отношения с правительством области. Остаётся догадываться о масштабах помощи, которую оказывает правительство.

Так как был введён запрет на ведение сельскохозяйственной деятельности рабочим мигрантам из Китая, сеять семена поручается российским работникам, но китайцы всё равно приезжают, получив визу технического специалиста по сельскохозяйственному оборудованию, в качестве «командированных сотрудников». Их селят на пять месяцев в подсобных помещениях советских времён без электричества, газа и туалета, и они продолжают работать как и раньше, не имея ни минуты свободного времени.

Один из таких работников говорит: «Доход в России больше, чем в Китае, в пять-десять раз. У меня нет даже времени пить водку».

На Дальнем Востоке один за другим раскрываются случаи использования нелегальных химикатов и незаконного пребывания китайцев, но немало и таких граждан Китая, которые продолжают вести широкомасштабную сельскохозяйственную деятельность «согласно закону», как Су. Он говорит, что только в Амурской области находится десять человек, таких как он. Су, акцентируя внимание на том, что никогда не прибегал к запрещённым химикатам, говорит следующее: «Даю 100%, что количество китайцев, которые, увидев мой успех, захотят инвестировать так же, увеличится. Потому что эта земля - настоящий клад».

«Что? Неужели до сих пор остались китайцы?»

Старший исследователь отделения по продвижению агробизнеса Банка Хоккайдо Сэйити Утияма не может скрыть своего удивления. Он приехал на японскую ферму, основанную Банком Хоккайдо, которая находится всего в каких-то пяти километрах от фермы под управлением китайца Су Шаоюаня, тоже в Ромненском районе Амурской области Дальневосточного региона России. Причина его удивлений в том, что он слышал от правительства области, что китайцев отправили назад в Китай.

Банк Хоккайдо принял решение развивать бизнес в холодных районах с использованием японских передовых технологий в сельском хозяйстве, решив, что климат на Дальнем Востоке схож с Хоккайдо. Банк принял участие в разработке заброшенных полей.

Администрации всех регионов Дальнего Востока хотят привлечь Японию к развитию сельского хозяйства. Это происходит на фоне повышенной осторожности по отношению к слишком большим инвестициям со стороны Китая.

Президент Банка Хоккайдо Ёсихиро Сэкихати, сопровождавший премьера Синдзо Абэ в ходе визита в Россию в конце апреля, подписал меморандум о сотрудничестве в области сельского хозяйства с правительством Амурской области. Это совместный с местным сельхозпредприятием («Владимирская ферма») проект по производству сои и гречихи. В этом году на 100 гектарах полей была посажена соя, а 300 гектаров были отведены под гречиху.

Предприятие было открыто в середине мая. Утияма, который находился здесь с конца июня до начала июля отмечает отдачу: «Зерна пошли в рост даже больше, чем мы ожидали. Потенциал земель очень высок. Мы поняли, что они подходят для выращвания сои».

В течение этого года будет учреждена инвестиционная компания. После открытия местного юридического лица в совместном предприятии с российской компанией площадь разрабатываемых земель будет увеличена до 1000 гектаров в следующем году.

Однако правительство области с одной стороны шлёт многообещающие посылы в сторону Японии, а с другой - продолжает позволять вести бизнес таким сильным китайским предпринимателям, как Су. В таком «двуручии» российской стороны проглядывает замешательство, вызванные разрухой в результате сокращения населения.

Способ грубой эксплуатации

После развала Советского Союза на основании государственного указа были распущены колхозы, жители Дальнего Востока перестали получать дотации и зарплаты, и люди, занимавшиеся сельским хозяйством, один за другим ушли из этой сферы. Население Дальневосточного федерального округа составляет 6,28 миллиона человек, что на 20% меньше, чем в конце советского периода. Несмотря на то, что Дальний Восток занимает 36% площади всей страны, население этого региона составляет всего лишь 4,44% от общего населения России (142 миллиона человек). Согласно докладу ООН о численности населения к 2025 году, количество жителей сократится до 4,7 миллионов человек.

После развала СССР огромная площадь сельскохозяйственных угодий на Дальнем Востоке была заброшена. Это и заметили соседи-китайцы. В провинции Хэйлунцзян с численностью населения примерно в 40 миллионов человек остаётся огромное количество лишних рабочих рук.

Крестьяне из Китая стали ездить работать в Россию в 1990-х годах, когда отношения между странами улучшились. Российское правительство тоже позволило китайским фермерам брать землю в аренду и возлагало надежды на китайскую рабочую силу.

В Еврейском автономном округе, который продолжает активно использовать китайцев в сельском хозяйстве, примерно 40% плодородных земель находится под управлением китайцев. Если дело так пойдёт и дальше, то можно будет говорить о смене названия округа на «Китайский автономный». Количество китайцев, проживающих в России, растёт быстрыми темпами. Официально в стране пребывает 450 тысяч человек, но согласно одной из теорий это число может доходить до 5 миллионов.

Между прочим, часть возросших в количестве китайцев в погоне за краткосрочной наживой использует «эксплуатационный способ ведения хозяйства», раз за разом прибегая к химическим удобрениям, запрещённым инсектицидам и фунгицидам. Амурская область, Красноярский край и другие регионы с этого года ввели запрет на сельскохозяйственную деятельность для рабочих из Китая, начали работу по уличению китайцев, применяющих незаконные химикаты и находящихся на территории России нелегально.

Откаты в основе

«Есть опасения, что регион будет поглощён китайцами, которые истощают землю своими эгоистичными методами. Однако Дальний Восток невозможно разрабатывать без китайцев. И здесь мы прибегаем к инвестициям и передачи технологий со стороны Японии, чтобы создать баланс», - так комментирует ситуацию в Сибири Андрей Амхинон, обозреватель влиятельной местной газеты «Амурская правда».

Также довольно распространена точка зрения, что за увеличением ферм под управлением китайцев стоят откаты, которые берут чиновники местных администраций. Консультант по российско-китайскому бизнесу Виталий Ковалёв отмечает: «Китайцы, прежде чем пересечь реку (границу) готовят, кому и в каких размерах давать откаты. Откаты это основа основ. Российские чиновники считают, что лучше сдавать землю в аренду китайцам».

Японское предприятие, которое вслед за Банком Хоккайдо рассматривает учреждение фермы на Дальнем Востоке, провело инспекцию земель в конце июля. В Японии продолжают расширяться возможности участия в разработке сельского хозяйства Дальнего Востока, но японские чиновники, которые имеют отношение к экономическому сотрудничеству с Россией ещё с советских времён, предостерегают от слишком опрометчивых шагов: «Участие в развитии Дальнего Востока, чего так хочет Россия, улучшит российско-японские отношения, это также связано с подготовкой среды для переговоров по Северным территориям. Однако Россия полагается не только на Японию. Не нужно слишком глубоко в это ввязываться».

Угощение из лапши быстрого приготовления или жизнь сельхозмигрантов

Середина июля, полдень. Просторный зал таможни в одном из городов северного Китая Хэйхэ, провинция Хэйлунцзян, пуст. Работает единственное окно. Несколько русских с огромными сумками в руках, переговариваясь и смеясь, ждут парома, который доставит их на российскую сторону за каких-то десять минут.

«Сейчас здесь остались одни русские челноки, но каждый год в марте и ноябре этот зал переполняется сезонными мигрантами-крестьянами», - рассказывает продавщица средних лет, работающая в маленьком магазинчике на таможне.

Сезонными мигрантами называют здесь рабочих, которые каждую весну пересекают российскую границу, работают там на сельскохозяйственных угодьях, а зимой возвращаются на родину в Китай.

В Дальневосточном регионе выращивается мало овощей, таких как огурцы и помидоры, поэтому в 1990-х года их продавали по ценам, примерно в 50 раз выше китайских. Вычислившие возможность для бизнеса китайские крестьяне в качестве сезонных мигрантов поехали в Россию, начали выращивать овощи в теплицах, звали к себе всех родственников и друзей, расширяясь в масштабах.

Если верить китайским СМИ, в 2012 году примерно 90% овощей на дальневосточном рынке было выращено китайцами. Средняя стоимость опустилась примерно до двойной китайской цены.

Китайцы едут заниматься не только сельским хозяйством, но и вырубкой леса, свиноводством, птицеводством, строительством, расширяя своё влияние на экономику Дальнего Востока.

Владелец маленького супермаркета в окрестностях города Хэйхэ Ван Люсо (41 год) раньше был одним из сезонных мигрантов, но два года назад он вынужден был бросить это занятие по причине серьёзной болезни.

Ван говорит, что когда он был мигрантом, он каждый день работал с утра до вечера по 15 часов в теплице. Никаких развлечений вроде телевизора купить телевизор. «Это была просто рабская жизнь», - говорит он.

Питание состояло в основном из картошки, которая пришлась ему не по вкусу. Лучшим угощением была лапша быстрого приготовления, которую он привозил с собой из Китая, но так как количество лапши было ограничено, её ели все вместе лишь по особым праздникам, например, в день рождения товарища.

Средняя месячная зарплата равнялась 5 тысяч юаней (примерно 80 тысяч иен). Это практически в пять раз превышало доход, который он получал от такого же труда в Китае. Случались и колебания в доходах в зависимости от цен на овощи.

Самой большой трудностью была ненависть со стороны российских чиновников, которые относились к китайцам с открытой враждебностью: внезапно отказывали в визе, требовали денег в обход закона, а кроме того ни с того ни с сего приказывали перемещать теплицы.

Единственным утешением были разговоры с местными женщинами на рынке, когда он продавал свои овощи.

«Среди китайцев много работяг, они практически не пьют, у них водятся небольшие деньги, поэтому они пользовались популярностью среди русских женщин», - говорит Ван Люсо.

Среди его товарищей трое женились на русских женщинах. «Вот поэтому-то нас не любили русские мужики», - смеётся он.

Впервые опубликовано на сайте inoСМИ.Ru

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-2017, ссылка на сайт обязательна