Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

10/11/2009 По обе стороны бывшей стены
Впервые опубликовано на сайте Би-би-си - Русская служба

На сайте Би-би-си - Русская служба была опубликована авторская заметка о падении Берлинской стены.

Ниже заметка приведена полностью.

Есть такая театральная миниатюра польского драматурга-абсурдиста шестидесятых годов Мрожека. На сцене занавес. Перед занавесом толпятся несколько человек.

Они заинтригованы загадочным феноменом: время от времени части занавеса вспучиваются, странные конфигурации ползут по нему кругами и сверху вниз, слева направо и обратно, потом эти неровности исчезают, чтобы возникнуть в другой части занавеса, «переманивая» толпу любопытствующих за собой.

За занавесом явно происходит нечто загадочное, люди осторожно дотрагиваются до перегородки, тыкают в неё пальцами, пытаются нащупать тут и там нечто невидимое, что скрывается за занавесом. В конце концов, толпа не выдерживает и срывает занавес. И оказывается лицом к лицу с аналогичной толпой - те пытались разгадать ту же мистерию, тыкая в неё пальцем, но с другой стороны.

За два десятка лет, перезнакомившись друг с другом, западные и восточные берлинцы поняли, что не все ужасы жизни в Восточном Берлине были продиктованы советской властью. Именно это и сказала на днях Ангела Меркель (выросшая, напомню, в Восточной Германии), как бы отвечая тем западным немцам, которые видели в жизни за Стеной сплошной ежедневный страх перед Штази и больше ничего.

С другой стороны, жизнь при капитализме - не такой рай, как казалось по ту сторону. Падение Стены открыло глаза и левым радикалам семидесятых годов. Сейчас, двадцать лет спустя, на открытии очередной авангардной выставки в Кройцберге - оплоте богемного радикализма - я увидел стареющего левака в майке с надписью: «Не всё было так ужасно при капитализме» - в ответ, конечно же, на ностальгию по социализму и на пессимизм по поводу объединения Германий с восточной стороны.

Контакты запада и востока

За двадцать лет после падения Стены мы избавились от еще одной иллюзии - точнее от фальшивых идеологических параллелей и грубого очернения действительности. Удобно было считать, что Берлинская стена - как советская граница: она отделяла восточных немцев от западной цивилизации совершенно так же, «железобетонно», как СССР был отделен Железным Занавесом от Западной Европы.

Берлинская стена за несколько дней до падения в 1989 году

Это неправда. Дело в том, что западный берлинец мог в любой момент посетить восточный Берлин. Контакты западной интеллигенции с восточной никогда не прекращались.

Я на днях беседовал с переводчицей русской (и французской) литературы, «западной» берлинкой Эвелине Пассет. Она рассказывала, как она и её друзья в семидесятые-восьмидесятые годы не только регулярно посещали своих «восточных» друзей - они создавали совместные литературные проекты.

Сейчас в Музее Искусств рядом с Бранденбургскими воротами открылась выставка «самиздата» из Восточного Берлина - например, книг-коллажей, созданных как объект искусства, и почтовых коллажей, то есть самодельных почтовых открыток, того, что в Нью-Йорке и Лондоне было известно как мэйл-арт.

Для типографского шрифта эти авторы использовали игрушечный алфавит - для изучения грамматики детьми в школах в Западном Берлине; эти «игрушки» привозили друзьям западные немцы.

То есть берлинская интеллигенция в Восточном Берлине, в отличие от российской интеллигенции той же эпохи, не чувствовала столь остро своего отрыва от европейской цивилизации.

Языковая общность

И еще один момент, о котором я раньше не думал - он возник в разговоре с той же Эвелине Пассет. Два дня отделяют годовщину падения Стены от юбилея Октябрьской революции. В отличие от советской России и Запада, две части Германии - восточная и западная - говорили на одном языке.

Конечно, восточногерманский язык был языком особым из-за советизмов в нем. Но было в этом языке и нечто общее с опытом фашизации в общении всей страны при нацизме (вот почему Владимир Сорокин купить произведения и экранизации Владимира Георгиевича Сорокина понятен немцам и непонятен англичанам).

Что важно: эта общность языка удержала немцев от описания советско-германского мифа как специфики национального сознания (поскольку существовала параллельно ещё и другая, антисоветская, Западная Германия) - в отличие от восприятия кремлеведами советского тоталитаризма как мифа о врожденном российском авторитаризме, как аспекте национальной психологии купить книги по психологии.

Две Германии были одной нацией, но двумя мирами. Это понимание чисто политического (а не мифологически-националистического) механизма советского феномена, помогло немцам и в процессе денацификации Западной Германии, и десоветизации Восточной.

Россия пока этими вопросами не занимается.

© Зиновий Зиник

Впервые опубликовано на сайте Би-би-си - Русская служба

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-2017, ссылка на сайт обязательна