Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

13/02/2007 Грамотность из машины
Впервые опубликовано в журнале ПРОФИЛЬ

В журнале ПРОФИЛЬ была опубликовано интервью с Игорем Ашмановым о влиянии IT на русский язык.

Ниже интервью приведено полностью.

Игорь Ашманов, руководитель разработки системы проверки русского правописания, встроенной в Microsoft Word, рассказал о влиянии IT на наш язык.

- Влияют ли компьютеры на эволюцию языка?

- Конечно. Я думаю, что системы проверки орфографии купить программу ОРФО фиксируют язык еще сильнее, чем письменность. Они всем навязывают свою грамотность, причем нельзя даже сказать, правильную ли. Просто алгоритм проверки работает так, а не иначе, и результат работы этого алгоритма становится каноном правописания - по факту. В ту проверку правописания, которую использует Microsoft Word, я вынужденно закладывал свое понимание языка, так как в канонических словарях масса проблем не была решена. Например, классический словарь Зализняка указывает, что у прилагательного «апельсиновый» есть краткие формы («апельсинова», по аналогии с «красный - красна», говорят же «весна красна»). Для словаря это правильно, такая возможность в языке реально есть. Но для меня такое допущение означало пропустить ошибку, если кто-то просто забыл дописать букву «я» к слову «апельсинова». Ну я и убил краткие формы этого прилагательного. Я довольно много таких вещей поправил, исходя из прагматических соображений и своего чувства языка. Волюнтаристски. Очень много пришлось возиться, например, с нерешенной до сих пор проблемой «слитно-раздельно». Теперь 20-30 млн. пользователей в России ежедневно открывают Word и получают в назидание мой вариант грамотности.

Это странная ситуация, но иной она быть не может. Вместе с IT во многих случаях возникла невидимая, но ощутимая власть отдельной личности над массами людей. Раньше только монарх или Папа Римский принимали решения, которые влияют на миллионы людей, а теперь монархом быть не обязательно. Помню, году в 2004-м на лингвистической конференции «Диалог» мы с группой товарищей остановились в беседке на пути к залу заседаний и принялись обсуждать свои проблемы за пивом. Народ, идущий от гостиницы к залу заседаний, оседал, естественно, с нами в беседке. И вот Кирилл Зоркий, попивая пиво, решил посмотреть, что там у него творится с фильтрацией спама на Mail.ru. Суббота, вторая половина дня, до Москвы 100 км. Открывает ноутбук купить ноутбук, выходит по GPRS в Интернет и говорит: «Ага, проблема! Нет дежурного лингвиста, а появились две новые очень массовые и оригинальные рассылки, надо подстроить фильтры». Пока мы под пиво обсуждали этимологию русского мата и специальные смайлики для него в электропочте, Кирилл написал новые правила для антиспам-фильтра и прибил эти рассылки. Фантастика - один человек между делом защитил от спама 10 млн. человек!

Такого раньше не было никогда. Подобная же картина с языком. На него сегодня может повлиять один человек, иной раз случайно. Опечатка автора словарной статьи в ABBYY Lingvo на Яндексе купить программы компании ABBYY - и, пожалуйста, со ссылкой на эту статью мне указывают на мнимую ошибку, дескать, так английское слово не пишется!

Вариант правописания, который мы навязали пользователям Word, не самый плохой, кстати. За ним стоит сотня человеко-лет. Я два года читал «Московский комсомолец», каждый день, с карандашом, потому что путем экспериментов установил: это наиболее урожайная газета по части стилистических ошибок. Можно было в одном номере найти 20-30 новых типов (!) стилистических ошибок. Это было в 1992-1993 годах. Не знаю, как сейчас, у меня на «МК» аллергия, с тех пор видеть его не могу.

Кстати, о стиле. Мой совет пользователям: не доверяйте слепо Word, когда он пытается поправить не орфографию, а пунктуацию или стиль вашего письма. Это просто приглашение обдумать фрагмент текста, а не истина в последней инстанции, потому что программу, точную на 100%, по-хорошему сделать тут было нельзя.

- Благодаря IT можно успешно пропагандировать безграмотность, в том числе нарочитую или даже воинствующую.

- Не страшно. Все эти «медведы» долго не живут. У языка есть иммунитет. Кстати, я недавно принял на работу Степана Еремина, руководителя ресурса padonki.org. Лучше с ним поговорить на эту тему. Милейший, культурнейший парень, из интеллигентной семьи. По-моему, они на своих офлайновых тусовках иначе как «сударь» друг друга не называют.

- А привнесенные благодаря IT неологизмы вроде «юзабилити» вас не раздражают?

- Раздражают. Все больше людей перенимают западную культуру говорения и вслед за этим - мышления. Мышления слайдами PowerPoint. Я отучился год на MBA купить бизнес-книги, пока не бросил (зачем мне корочки, если у меня свой бизнес?). Но успел понять одну вещь: MBA - это на самом деле языковые курсы. В Америке выработали свою культуру и язык управления, вот к ним соискатель MBA и приобщается. К искусству управления как таковому это отношения не имеет.

В СССР на сей счет были свои слова и понятия, отраслевые тезаурусы, ГОСТы, причем это работало. Космос, единая энергосистема - огромные, уникальные проекты, как-то же ими управляли. Это забывается, и в нашу жизнь вторгаются понятия из другого мира. Usability вот вообще перевести не смогли. Не потому, что нельзя подобрать русское слово. Можно. В промышленности вообще много странных слов вроде «невязка», но к этому слову прилепился смысл, вот им и пользуются. Нет стимула подбирать нормальный перевод - тем, кто говорит «юзабилити», «митинг», «сэйлзы», «баксы», «птичьего» языка вполне хватает для общения друг с другом. Я стараюсь не нанимать человека с MBA. Да, слова он знает, этакий бизнес-робот, перекладывает бумажки и обеспечивает транзакции. А умеет ли он продавать или руководить - неочевидно. В центре Москвы зайди в ресторан во время бизнес-ланча (оцените термин, кстати) за 149 рублей, увидишь таких во множестве.

- Но они со своим жаргоном - образец для подражания. Успешные же люди.

- По-моему, это не опасно. У нас все же нация не маленькая. Литовцы или латыши - да, боятся таких процессов, страшно борются за свой язык. Понятно, почему. Если на них такое навалится, от их языка вообще ничего не останется. И французы туда же. Это, скорее всего, признак того, кстати, что они перестают быть великой нацией. Нас, я думаю, это не проймет. Ну, в свое время натащила сюда наша знать кучу французских слов, мы ими пользуемся и знать не знаем, что французские. Перед этим приняли христианство - греческие слова пришли, и прижились. Не так давно, при Петре, было немецкое «словесное нашествие». О татарах и говорить нечего. Теперь вот английский. Ничего. Я думаю, переживем.

© Андрей Анненков

Впервые опубликовано в журнале ПРОФИЛЬ

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-2017, ссылка на сайт обязательна