Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

15/01/2004 Вышла книга о значении слова «собака» на разных континентах
Впервые опубликовано на уже несуществующем сайте inauka.ru

Даже очень хорошо знающий русский язык иностранец придет в ужас от выражения «мочить в сортире». Да и кому может понадобиться кого-то поливать водою в туалетной комнате? Какой в этом смысл? Эмоции иностранца понятны и простительны. Он ведь понимает русский язык буквально, так сказать, «в подстрочнике». Но и нам наивно полагать, что все, скажем, англичане говорят как по учебнику для восьмого класса купить школьные учебники. Любой язык живет, и сленг в нем занимает не последнее место. Именно ему посвящена книга, вышедшая в издательстве «Флинта».

Книга называется: «Англо-русский словарь особенностей английского языка в Северной Америке, Великобритании и Австралии». Как жаль, что она вышла только сейчас! Тогда вся страна не мучилась бы над тем, почему это поросенок из мультфильма купить детские фильмы и мультфильмы визжит: «Хай, фолкс!». Какой такой «фолкс»? Если он имел в виду «народ», то это «пипл». Или мы что-то не поняли?

Конечно, не поняли. Не поняли сленга, на котором говорил этот мультяшный герой. И даже сленгом-то назвать это слово нельзя. Это то, что мы называем просторечием. Это как «рюмашка», «таратайка» или «шавка». Непереводимо. И неудивительно, что так много было несуразностей при переводе современных фильмов или книг. Ведь переводчики по большей части хорошо работали с классическим литературным текстом и вязли, когда дело доходило до просторечных выражений. Еще хуже было, когда в тексте встречалась техническая терминология, как, скажем, у Тома Клэнси купить произведения и экранизации Тома Клэнси. Тогда работа вставала до тех пор, пока на помощь не приходил специалист по техническому английскому. Дело сильно выигрывало, если переводчик долгое время общался с носителем языка или (что еще лучше) жил в стране. Тогда читатель (или зритель) имел возможность получить более-менее адекватный текст. Тут очень кстати вспоминается переводчик из фильма «Осенний марафон».

Владимир Матюшенков, который составил этот словарь, взял на себя очень трудную задачу - свести воедино слова и выражения английского языка, которые в ходу не только у коренных англичан, но и у потомков их бывших соотечественников - американцев и австралийцев. Задача эта очень сложная. В самой Великобритании разные социальные группы славно потрудились над языком, доведя его местами до полной невнятицы. А что уж говорить об американцах и австралийцах! Достаточно вспомнить, кто основывал первые поселения на американском и австралийском континентах. Ведь процессы возникновения новой лексики многочисленны. Это заимствования, словосложение, сокращения, слова-гибриды, генерализация значения, создание новых слов. Кроме того, диапазон значений слов меняется и пополняется путем расширения значений, переносной номинации, за счет ухудшения и повышения качества значений, а также путем народной этимологии.

Автор использовал в качестве источников наиболее популярные словари и старался представить по большей части литературную, а не разговорную лексику (а то словарь пришлось бы выпускать в трех томах). В словарь вошли в основном современные слова, встречающиеся в английском языке, особенно в литературе и периодике. Было использовано более 300 книг, журналов и газет. В самом начале на шести листах приводится их список. В нем и Time, и Playboy, и Los Angeles Times, и Rolling Stone. Еще более впечатляет состав авторов и произведений, из которых были почерпнуты слова для словаря: Ян Флеминг «From Russia with Love» («Из России с любовью») купить книги и экранизации Яна Флеминга, Рэймонд Чэндер «Farewell, My Lovely» (у нас «Прощай, красотка»), Олдос Хаксли «Brave New World» («Прекрасный новый мир»), а ещё Грэм Грин купить книги и экранизации Грэма Грина, Джек Лондон, Агата Кристи купить произведения и экранизации Агаты Кристи, Эдгар По купить произведения и экранизации Эдгара Аллана По, Ирвинг Шоу и многие другие, имена которых мы обычно называем, когда речь заходит о классиках англоязычной литературы.

Неудивительно, что издать такую книгу взялось московское издательство «Флинта». Это издательство известно многим своим гуманитарным профилем, логотип - раскрытая книга под голубым шариком, в последнее время расширяет свой ассортимент за счет научно-популярной литературы и переводных изданий. Каждый второй рабочий день во «Флинте» выходит новая книга или переиздание (это примерно 150 книг в год).

Постоянный ассортимент книг превышает 300 наименований по следующим разделам: «Речь, язык, общение», «Риторика», «Русская литература и литературоведение», «Зарубежная литература», «Русский язык как иностранный», «Латинский язык», «Английский язык», «Психология, педагогика», «Валеология», «Экономика, социология, политология» и др. Особенное место в деятельности издательства занимает работа над сохранением русского языка и культуры речи.

И этот словарь, как мне представляется, весьма органично вписывается в ассортимент книг «Флинты». Он не только хорошее подспорье в работе переводчика иностранной литературы, но и просто весьма занимательное чтение для людей, владеющих английским языком или осваивающих его. Достаточно открыть словарь на любой странице, и становится невероятно интересно: а что же на других? К примеру, простое, с детства знакомое слово «dog» (дословно - «собака») имеет несколько сленговых значений. В Америке это «провал» или «неудача», «очень некрасивая женщина», а еще «нечто некачественное» или (совсем неожиданно) «нога», британцы этим словом обозначают «телефон» (!). А уж какие только значения не имеет это слово в сочетании с другими! «Хот-дог» - мы все уже знаем, что это такое, а вот что такое «dog's breakfast» («собачий завтрак»)? А так (неодобрительно) в некоторых английских кругах называют ужасный беспорядок. Вообще от «собаки» произошло много слов, не имеющих к ней никакого отношения. На британском сленге «dog-end» означает «окурок», а если переводить на русский язык дословно, то получается неприличная двусмысленность.

И тут чтение превращается в решение лингвистической загадки. А почему, собственно, в американском просторечном языке «moonhead» («лунная голова») - это «сумасшедший»? Это как у нас «лунатик»? Но это как бы и не совсем то. Хотя очень похоже.

А то, что проделал североамериканский народ с «кошкой» («cat»), доказывает великую их наблюдательность и умение в двух словах передать очень емкое понятие. Вот смотрите, есть такое выражение «catbird seat», оно обозначает «удачное положение». Если переводить дословно, то будет что-то вроде «кошко-птичье сиденье», но ясно представляется спокойно сидящая кошка и птица, дремлющая на суку. А что это, как не «удачное (удобное) положение»?

Таких примеров множество, и потому становится отрадно, что этот словарь вышел в свет. Будет обидно, если он останется незамеченным переводческим корпусом. Конечно, мы давно уже не слышим с экранов: «Эй, мужчина, насыпь нам горячих собак», но надо идти дальше. Время добросовестного подстрочника уже прошло. Да здравствует живой разговорный язык!

© Лия Позднякова

Впервые опубликовано на уже несуществующем сайте inauka.ru

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-2017, ссылка на сайт обязательна