Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

19/01/2016 Раб моего раба. Как белые «уравняли в правах» индейцев и африканцев.
Впервые опубликовано на сайте Republic

На сайте Republic была опубликована заметка об истории работорговли на американских континентах.

Ниже материалы заметки приведены полностью.

Новый взгляд на историю работорговли на американских континентах.

индейцы племени лис, также известные как месквоки

До недавнего времени в обществе преобладало мнение, что при заселении европейцами Северной Америки индейцы-аборигены были вытеснены в резервации и частично вырезаны. Однако в последние годы учёными были вынесены на поверхность такие исторические детали американской истории, которые показывают, что широкое распространение среди коренного населения континента получило и рабство. Именно этот опыт впоследствии лёг в основу торговли выходцами из Африки. Издание Slate опубликовало статью, проливающую свет на этот ранее неизвестный широкой публике аспект североамериканской истории.

Согласно данным издания, некоторые исследователи оценивают количество порабощённых индейцев за весь период существования этой практики в Южной и Северной Америке в 2-4 млн человек (в то время как подневольных африканцев было 10 млн). В период 1680-1690 годов количество рабов-индейцев даже превышало количество рабов-африканцев на этих территориях.

Но европейцы не были первыми поработителями на этом континенте. На самом деле рабство существовало и до их прихода, среди самих индейских племён. Более того, встречались случаи, когда в качестве дипломатического жеста сами индейцы предлагали отдать своих соплеменников в рабы европейцам. Такие случаи известны и в так называемых французских Верхних землях Северной Америки (современная Канада). Так как французские торговцы предлагали аборигенам выгодные товары в обмен на пленников, баланс отношений между местными племенами не мог не пошатнуться.

Пленных, захваченных в междоусобных войнах, теперь всё чаще не убивали, а использовали более выгодно - как рабочую силу или разменную монету. Попасть в плен к европейцам или быть в плену у индейцев имело большую разницу. Как объясняет Slate, отношение к рабам у индейцев регулировалось определёнными традициями, у европейцев же всё могло быть совершенно непредсказуемо. Их система работорговли была глобальной, поэтому раб, попавший к ним в руки, мог быть отправлен неожиданно далеко (к примеру, с Севера Америки через Квебек на Карибские острова).

Один из примеров: в 1637 году индейцы из племени пекотов (территория штата Коннектикут) в наказание за сопротивление захватчикам-англичанам были проданы плантаторам в Вест-Индии в обмен на африканцев. Но рабов использовали не только в сельскохозяйственных нуждах. В случае, когда европейцам требовались домашние работники, к подобному занятию привлекались женщины-индианки.

Интересно, что часто рабыни-индианки становились жёнами своих владельцев и рожали им наследников. Спустя какое-то время семья обзаводилась рабами-африканцами, и получалось, что выросшие дети рабов-индейцев становились уже рабовладельцами для собратьев по несчастью.

Slate заостряет внимание на том, что история рабовладельческих отношений между европейцами и индейцами едва ли не интереснее, чем история с африканцами (что, впрочем, не умаляет трагичность последней). Своё мнение издание объясняет тем, что в ситуации конфликта европейцев с индейскими племенами сложно провести черту между «хорошими» и «плохими». Местное население кочевало туда и обратно от положения порабощённых к положению поработителей. История знает различные примеры поведения индейских племён в условиях вторжения европейцев. Одни ожесточённо сражались с «пришельцами», другие же подстраивались под них и впитывали их систему ценностей.

© Анастасия Зырянова

Впервые опубликовано на сайте Republic

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-, ссылка на сайт обязательна