Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

20/03/2006 Святой Патрик и Советская Россия
Впервые опубликовано на сайте ПОЛИТ.РУ

На сайте ПОЛИТ.РУ была опубликована статья об истории отношений России и Ирландии.

Ниже статья приведена полностью.

С 16 по 19 марта 2006 года в Москве проходят мероприятия, посвященные дню покровителя Ирландии - святого Патрика. За последнее десятилетие ирландская тематика вообще стала чрезвычайно популярна в России. Открываются ирландские пабы, возникают музыкальные коллективы, исполняющие традиционную ирландскую музыку, появляются школы ирландских танцев. Подобную популярность трудно объяснить логически, однако можно обратиться к истории и проследить, как развивались отношения между двумя странами.

Ирландия была захвачена еще в 1171 году английским королем Генрихом II, и с тех пор на острове велась непрекращающаяся борьба за независимость. Своего апогея эта борьба достигла в начале ХХ века, и тогда английскому правительству пришлось пойти на некоторые уступки. После долгих прений в парламенте 1 августа 1914 года (в день начала Первой Мировой войны) был принят закон о гомруле (Home rule - самоуправление). Правда, действие этого закона ограничивалось как во времени (он вступал в действие только после окончания военных действий), так и в пространстве, так как его действие не распространялось на шесть протестантских графств Ольстера (Дерри, Антрим, Даун, Тироун, Монэген, Армах). Таким образом получение хотя бы частичной независимости откладывалось на неопределенный срок, что не могло не вызвать недовольства у наиболее радикальной части ирландских борцов за независимость. Под лозунгом» Трудности Англии - шанс для Ирландии» началась активная подготовка к восстанию. Оно проводилась под эгидой Ирландского республиканского братства (ИРБ) и Ирландской социалистической республиканской партии (ИСРП), лидер которой Джеймс Конноли стал душой восстания. Ударной силой восставших были Ирландские волонтеры (прообраз Ирландской республиканской армии) и Гражданская армия. План восставших был составлен в лучших традициях марксизма и позже был воплощен 25 октября 1917 года в России. По этому плану с началом восстания следовало захватить ключевые пункты Дублина, что послужило бы сигналом к началу восстания по всей Ирландии. Залогом успеха должно было являться то, что основные силы Великобритании были задействованы на фронтах Первой мировой войны, и английское правительство не смогло бы адекватно ответить на восстание.

К сожалению, эти ожидания не оправдались. Начавшееся 24 апреля 1916 года в Дублине восстание («Красная пасха») было жестоко подавлено английскими войсками, а его лидеры Джеймс Конноли и Патрик Пирс расстреляны. Это выступление было одним из первых в Европе и дало богатый материал В. И. Ленину для анализа тактики восставших, а также классовой и социальной сущности восстания. Несмотря на неудачу, восстание 1916 года имело очень большое значение, так как привело к невиданному доселе подъему национально-освободительного движения. Именно после 1916 года резко возрастает популярность партии Шинн-фейн (Sinn-fein - ирл. буквально «мы сами»), до этого не имевшей широкой социальной базы. Шинн-фейн, созданная в 1905 году, имела своей программой обретение независимости с опорой на развитую экономику Ирландии. Бывшая на тот момент националистическо-буржуазной партией, Шинн-фейн стала самой популярной партией в Ирландии благодаря своим националистическим лозунгам и призывам к обретению полной независимости. К 1917 году по всей Ирландии существовало от 1,2 до 2 тысяч местных отделений партии.

Следующим толчком к росту борьбы за независимость, как это ни покажется странно, стала Октябрьская революция 1917 года в России. Вот цитата из заявления ирландской делегации на Рабочей Конференции в Берне: «Ирландские рабочие рады триумфу своих русских товарищей и приветствуют советскую революцию и установление советской республики… по всей Ирландии проходят демонстрации в поддержку советской республики». Один из лидеров Шинн-фейна, Ут де Блок писал: «Нигде большевистскую революцию не приветствовали с таким энтузиазмом, как в Ирландии». Кстати, Ирландия была единственной страной в Европе, где прошли демонстрации в честь годовщины Октябрьской революции.

Дата 25 октября 1917 года знаменательна еще одним событием, которое коренным образом повлияло на историю Ирландии. В этот день главой Шинн-фейна был избран тогда еще мало кому известный Имон де Валера, будущий первый президент Ирландской республики, остававшийся на своем посту до 1966 года.

Значение личности И. де Валера для Ирландии трудно переоценить; это был один из выдающихся политиков ХХ века. Это событие явилось следствием объединения под флагом Шинн-фейна всех прогрессивных сил, желающих добиться независимости Ирландии любым путем; его результатом стала полная победа Шинн-фейна на парламентских выборах: ей было отдано 73 из 105 мест в парламенте для Ирландии. Однако депутаты не спешили отправиться в Лондон, чтобы участвовать в работе английского парламента. Вместо этого 21 января 1919 года в Дублине начал работу ирландский парламент (Дойл), составленный, в основном, из сторонников Шинн-фейна. Дойлом сразу же были приняты Декларация независимости, Призыв к народам мира и Демократическая программа. Расчет депутатов был на то, что через три дня откроется Парижская мирная конференция, к ней и собирался апеллировать Дойл. Об этом шла речь в Призыве к народам мира: «…обращается к каждой свободной нации с просьбой поддержать Ирландскую республику, признав национальный статус Ирландии и ее право на участие в мирной конференции».

В тот же день с небольшой стычки возле Солохедбега между английскими полицейскими и группой Ирландских волонтеров началась англо-ирландская война, иногда именуемая как Ирландская война за независимость. В Декларации независимости содержалось требование вывода всех иностранных войск из страны, а фактически требование отвода английских оккупационных войск с территории Ирландии. Для обеспечения этого требования и защиты молодой республики летом 1919 года на базе Ирландских волонтеров была создана знаменитая Ирландская республиканская армия (ИРА).

ИРА не всегда была террористической организацией, как полагают многие. К тактике террора она прибегала лишь тогда, когда объявлялась вне закона. С 1970 ИРА является легальной организацией, представляющей левое крыло Шинн-фейна. Террористической деятельностью занимается «Временная» ИРА (PIRA), образованная в том же 1970 году из левого крыла ИРА. Однако в 1994 году и она объявила о прекращении огня, после чего на сцену вышла «Настоящая» ИРА (RIRA), которая по сей день продолжает свою деятельность. В списке террористических организаций ЦРУ ИРА не значится.

Однако сил одной ИРА было явно недостаточно, чтобы отстоять суверенитет Ирландии. По этой причине новое правительство во главе с Де Валерой искало помощи извне. Одной из первых внешнеполитических акций была посылка ирландской делегации на Парижский мирный конгресс, однако там им было отказано в признании независимости. Тогда Де Валера лично отправляется в США, желая заручится поддержкой Вудро Вильсона. Расчет делался на поддержку ирландских эмигрантов, которых в США было в два раза больше, чем в самой Ирландии. Однако максимум, чего смог добиться Де Валера, это усиления притока инвестиций купить книги по инвестициям и оценочной деятельности в ирландскую экономику. В политической помощи ему было отказано.

Тем временем, пока Де Валера находился в США, его заместитель, бывший глава Шинн-фейна Артур Гриффитс, решил действовать прямо в противоположном направлении. Как уже говорилось выше, он направил запрос в Дойл, с предложением организовать делегацию для ведения переговоров с советским правительством. Дойл одобрил это предложение и назначил ответственным за ведение переговоров доктора Патрика Маккартана. Он встретился с двумя советскими представителями, в результате чего и был составлен проект договора. В изложении советской историографии этот момент выглядит несколько иначе: «Летом-осенью 1920 года, … советские дипломаты в США начали переговоры с представителями борющейся страны [Ирландии - И.Г.]». Таким образом, мы видим две прямо противоположные точки зрения на вопрос, кому принадлежала инициатива в начале переговоров. В данной ситуации более верным кажется первый вариант, так как сохранился запрос А. Гриффитса к Дойлу, датированный 29.06.1920.

Тогда возникает вполне законный вопрос, почему именно Советская Россия? Ответов, на мой взгляд, как минимум два. Первый, самый простой, - отсутствовали другие варианты. Действительно, в Европе больше некому было поддержать Ирландию. До войны ее активно поддерживала Германия, но после окончания войны и разгрома Германии и ее союзников ведущей силой в Европе стала бывшая Антанта, где первые роли играла именно Великобритания. Отсюда следует, что оставались две реальные силы, могущие ей противостоять на политической арене, - США и РСФСР. Однако есть еще одно обстоятельство. Вот цитата из газеты «Ireland of today»: «Лидеры ирландских рабочих и социалистических партий в провинции есть движущая сила движения Шинн-фейн. Они открытые и верные поклонники русского большевизма». В этом еще одна причина обращения к Советской России. После 1916 года под знаменами Шинн-фейна сплотились все левые силы Ирландии, среди которых значительную часть составляли социалисты (например, ИСРП), теперь же они во многом определяли политику Шинн-фейна, по крайней мере, не считаться с их мнением не могли. Ко всему этому лидеры большевиков сами неоднократно и во всеуслышание заявляли о желании помогать своим сторонникам по всему миру: «…необходима прямая помощь всех коммунистических партий революционным движениям в зависимых или неравноправных нациях». Здесь очень важна формулировка «всех коммунистических партий». Влияние советских коммунистов на своих коллег было достаточно велико, и вполне возможно, что именно под влиянием этого лозунга прошли забастовки ливерпульских докеров (20 тыс. человек) в апреле 1920 г., шотландских горняков в июне того же года. Все эти забастовки проходили в поддержку независимости Ирландии. А в июле 1920 года с этим же требованием выступил английский конгресс тред-юнионов, имевший в своем составе 5,3 миллиона членов. Эти выступления во многом повлияли на решение английского правительства прекратить прямую вооруженную борьбу против Ирландии. Так что обращение к Советской России не было лишено смысла.

Остается неизвестным, с кем именно П. Маккартан вел переговоры. Нигде не указываются имена представителей советской стороны, однако главное, что сохранился сам текст договора:

«Будучи преисполнены желанием развивать мирные и дружеские отношения между народами России и Ирландии и стремясь к сотрудничеству в интересах человечества и для освобождения всех народов от империалистической эксплуатации и гнета, правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики и Ирландская Республика силой власти, которой они наделены, согласно Конституциям своих соответствующих стран и во имя народа России и народа Ирландии договариваются о нижеследующем:

  1. Правительство Ирландской Республики обязуется использовать свои возможности и влияние для того, чтобы способствовать признанию суверенитета Российской Социалистической Федеративной Советской Республики государствами всего мира.

  2. Правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики обязуется использовать свои возможности и влияние для того, чтобы способствовать признанию суверенитета Ирландской Республики государствами всего мира.

  3. Правительство Ирландии обязуется оказывать свое влияние на все организации и элементы, реагирующие на него, с целью воспрепятствовать транспортировке оружия, снаряжения и военных припасов, предназначенных для использования против Российской Социалистической Федеративной Советской Республики.

  4. Правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики принимает на себя готовность оказывать давление на любое государство, организацию или группу людей, среди которых оно пользуется влиянием, чтобы воспрепятствовать поставкам. оружия, снаряжения и военных припасов, предназначенных для использования против Ирландской Республики.

  5. Правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики предоставляет всем религиозным организациям, представленным в Ирландской Республике, все те права, которые предоставлены религиозным сектам согласно Советской Конституции, и поручает аккредитованному в России представителю Ирландской Республики представлять интересы римской католической церкви в пределах территории Российской Социалистической Федеративной Советской Республики.

  6. В любом государстве, где только одна из Договаривающихся Сторон имеет дипломатический аппарат, этот аппарат будет предоставлен в распоряжение другой Договаривающейся Стороны.

  7. Правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики принимает на себя готовность продавать все товары, экспортируемые из России в Ирландию в виде прямых поставок или косвенным путем, исключительно через посредство учреждений, указанных правительством Ирландской Республики, и по ценам и на условиях, согласованных с этим правительством.

  8. Правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики соглашается размещать заказы на все товары, которые могут быть закуплены в Ирландии, насколько указанные привилегии применимы к этим учреждениям.

  9. Привилегии, изложенные в предыдущих двух параграфах (7 и 8), будут распространяться на экстерриториальные учреждения, контролируемые правительством Ирландской Республики, насколько указанные привилегии применимы к этим учреждениям.

  10. Правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики будет приглашать и принимать услуги граждан Ирландской Республики в реконструкции советской промышленности и будет особо рассматривать предложения об услугах, сделанные через правительственные ведомства Ирландской Республики, и предложения от отдельных лиц и концернов, рекомендованных Ирландской Республикой, для получения концессией на эксплуатацию природных ресурсов России.

  11. Правительство Ирландской Республики обязуется содействовать всеми средствами направлению санитарной и медицинской помощи народу России.

  12. Договаривающиеся Стороны, имея признанной целью прекращение империалистической эксплуатации, обеспечение свободы международных коммуникаций, осуществление всеобщего разоружения, обязательное рассмотрение третейским судом всех международных споров и обеспечение мира для всех народов Земли, договариваются о вступлении в лигу с государствами, занимающими такие же позиции, где каждое государство будет представлено делегатами, свободно избранными его гражданами.

  13. Любые споры, касающиеся интерпретации любого пункта данного договора, будут направляться лигу, учрежденную указанным выше образом, и решение по каждому вопросу будет приниматься, если за него проголосует большинство государств, представленных в лиге.

  14. Гарантии договоров между свободными народами основываются в конечном счете на доброй воле и доверии самих этих народов в целях укрепления у своих граждан чувства дружбы к другому народу и взаимопонимания с другими народами.

  15. Срок действия этого договора - десять лет. Уведомление о намерении прекратить его действие может быть представлено только в конце девятого года, и если к тому времени оно не будет представлено, договор будет оставаться в силе на следующий период в десять лет».

Этот документ является одним из самых интересных в истории международного права, так как это договор между двумя странами, никем еще официально не признанными. Именно поэтому первые две статьи проекта посвящены тому, что обе стороны будут способствовать международному признанию другой стороны. Из этого можно сделать вывод, что Ирландия была первой европейской страной, которая официально уже в 1920 году признало РСФСР. Для обоих государств этот вопрос был наиболее актуален, как и вопрос борьбы с оккупационными войсками на своей территории, чему посвящены следующие две статьи.

Пятая статья особенно интересна, в ней говорится: … поручает представителю Ирландской республики представлять интересы римской католической церкви в пределах территории РСФСР». Такие полномочия практически никогда не предоставлялись дипломатическим работникам.

Статьи с 7 по 11 посвящены вопросам экономических отношений между двумя странами, что являлось жизненно важным для Ирландии, так как в течение долгого времени вся ее экономика была ориентирована исключительно на Великобританию. Это позволяла последней использовать экономические рычаги принуждения. Помимо этого ирландская экономика имела ярко выраженный колониальный характер, т.е. Ирландия, являясь крупным поставщиком сельскохозяйственной продукции, практически не производила промышленной продукции, что опять же ставило ее в зависимость от метрополии. Правда, все это не касается Северной Ирландии, которая обладала достаточно мощной промышленностью. Хотя здесь возникает еще один момент экономического плана, о котором писал Де Валера в сопроводительном письме к тексту договора: «торговые условия, если бы они могли быть обеспечены, … должны быть разработаны так, чтобы их можно было использовать как рычаг для привлечения северных графств». Дело в том, что Ольстер обладал достаточно хорошо развитой текстильной промышленностью, работавшей исключительно на привозном сырье, а одним из главных экспортеров сырья являлась как раз Россия. Однако самое главное здесь не это, а фраза «если бы они могли быть обеспечены». Такую возможность трудно представить даже теоретически сразу по нескольким причинам: во-первых, Ирландия (как, впрочем, и Россия) нуждалась в промышленных товарах, а Россия их не экспортировала даже в лучшие годы, тем более теперь, после 6 лет войны; во-вторых, нельзя не учитывать противодействие Англии, теряющей такой удобный рынок сбыта для своей промышленности; в-третьих, Россия не представляла интереса для Ирландии и как импортер, так как сама являлась аграрной страной и в импорте из Ирландии сельскохозяйственной продукции не нуждалась. Эти три пункта очень серьезно подрывали экономическую сторону сотрудничества между двумя странами, хотя остальные пункты сотрудничества также выглядели сомнительно. Ни та, ни другая сторона не обладала достаточным авторитетом, даже чтобы утвердить свой суверенитет и получить международное признание, и тем более вряд ли могла оказывать в тот момент влияние на другие страны. Именно поэтому Де Валера начинает свое письмо с того, что «предложение русской миссии должно быть очень тщательно изучено с точки зрения его общей целесообразности». В конце концов, эти причины «общей целесообразности» и побудили его сосредоточиться на американском варианте, более выгодном в экономическом и политическом отношении. Таким образом, выбор дипломатических ориентиров был обусловлен не тем, что «национально-буржуазное руководство, проявив классовую узость, отказалось от этого союза», как считает отечественная историография, а реальными условиями. Правда, необходимо признать, что в Ирландии национальные интересы всегда превалировали над классовыми, о чем свидетельствует взлет Шинн-фейна, который, выдвинув лозунг национальной независимости, тут же сплотил вокруг себя все слои ирландского общества.

Ко всему прочему Советская Россия сама находилась в очень тяжелом положении: в этот момент шла советско-польская война, продолжались бои на юге России и т.д.

Весь этот комплекс причин обусловил то, что проект договора так и остался проектом. Доктору Маккартану, несмотря на его неоднократные требования, было отказано в полномочиях для продолжения переговоров. Неудача постигла и вариант с подписанием договора с США. Таким образом, единственное, что оставалось в данной ситуации, - договор с Англией. Он был подписан 6 декабря 1921 года, через полгода после прекращения боевых действий на территории Ирландии. По этому договору Ирландия, под названием Ирландское свободное государство, становилась доминионом Великобритании и входила в состав Содружества. Как подчеркивают все исследователи данной проблемы, этот договор носил явно компромиссный характер, так как ни Англия, ни Ирландия не могли продолжать боевые действия, и мир был необходим обеим странам. Однако мира в Ирландию этот договор как раз и не принес, сразу после его подписания началась кровопролитная гражданская война между сторонниками полной независимости и умеренными кругами - фристейтерами (от англ. free state - свободное государство), стоящими за сотрудничество с Англией. Во время войны погибли такие известные революционеры, как Майкл Коллинз, Артур Гриффитс, Брайн Линч, К. Бругга и др. Понимая, что республиканцы не в силах выиграть войну, Де Валера отдал приказ ИРА сложить оружие и уйти в подполье. Власть перешла к фристейтерам: премьер-министром стал Уильям Косгрейв, сторонник лояльного отношения к Великобритании. Все левые силы Ирландии надолго ушли в подполье.

Бытует мнение, что если бы Ирландская республика подписала договор с РСФСР, вполне возможно было бы избежать и договора с Англией, и гражданской войны, но, скорее всего, это не так. Договор не был подписан не по каким-то субъективным причинам, которыми руководствовался Де Валера, а из-за сложившейся обстановки и вполне объективных факторов, которых не мог не учитывать ни Дойл, ни сам Де Валера, который впоследствии покажет себя очень талантливым политиком и дипломатом. Можно отметить и тот факт, что представители РСФСР тоже постепенно охладели к этой идее, так как наметился переход к сотрудничеству с капиталистическим окружением, в котором важную роль играла Англия.

Большинство исследователей четко выделяют во внутренней политике Ирландии 20-30х годов два периода. Первый период с 1923 по 1932 год - время пребывания у власти фристейтеров, объединившихся в партию Кумман на Гэл (Гэльская лига). В 1932 году в результате всеобщих выборов ей на смену пришла партия Фианна фойл (Солдаты судьбы) во главе с Де Валера, составленная из бывших шинн-фейнеров. Однако эти довольно значительные изменения во внутренней политике практически никак не сказались на изменениях внешнеполитического курса. Во время пребывания у власти консерваторов Министерство иностранных дел вообще не играло какой-нибудь самостоятельной роли, четко следуя внешнеполитическому курсу, выбранному Лондоном. Какая-либо активность или инициатива во внешней политике отсутствовали полностью. Контакты с Советским Союзом шли на неофициальном уровне: так, скажем, в 1929 году СССР посетила делегация Дублинского совета тред-юнионов.

С приходом к власти Де Валера ситуация в целом не изменилась. Правда, теперь Ирландия получила большую независимость во внешнеполитических вопросах. Причем политика по отношению к Англии стала ожесточаться. Уже в 1932 году Дойл в одностороннем порядке решил прекратить выплаты по земельному фонду, нарушая тем самым условия договора 1921 года. Англия ответила тем, что повысила в два раза ввозные пошлины на сельскохозяйственную продукцию. Ирландия продолжила борьбу тем, что буквально через три дня подняла ввозные пошлины на многие английские товары: угль, кокс, сталь, железо, сахар, цемент, электрооборудование. Попытка экономического закабаления Ирландии провалилась. Вместе с тем Ирландия пыталась увеличить количество торговых партнеров, но в связи с мировым экономическим кризисом все эти попытки оканчивались безуспешно. Советский Союз в качестве потенциального партнера не рассматривался, так как основной статьей экспорта последнего являлась именно сельскохозяйственная продукция, в которой Ирландия не нуждалась. Помимо экономических моментов присутствовали еще и психологические: так, например, в 30-е годы в Ирландии проводилась активная антисоветская пропаганда. Об этом свидетельствует М. О'Риордан, который рассказывает об антисоветских выставках в Корке под названием «В защиту Бога». Некоторые исследователи даже выносят религиозный аспект на первый план. Так, например, М.И. Стрежнева в своей статье «Нейтралитет во внешней политике Ирландии» указывает на то, что «влияние Ватикана сказывалось и в настойчивом нежелании официального Дублина пойти на нормализацию отношений с Советским Союзом»; оно же «во многом способствовало международно-политической изоляции Ирландии».

Во время Второй мировой войны Ирландия заняла позицию строгого нейтралитета, причем иногда желание оставаться нейтральной доходило до абсурда. Так, в мае 1945 года Де Валера отправил ноту с поздравлениями странам антифашистского блока, а на следующий день - ноту соболезнования германскому народу по поводу смерти Гитлера. В ответ на это советское правительство отправило ноту протеста Ирландской республике.

После Второй мировой войны курс на нейтралитет сохранился. Правительство Де Валера отказывалось входить в какие бы то ни было военно-политические объединения. Не вошла Ирландия и в НАТО, т.к. по условиям этой организации в нее не могут вступать страны, имеющие территориальные претензии к членам НАТО. В данном случае камнем преткновения выступила Северная Ирландия. В 1948-1951 гг. ирландский коалиционный кабинет вел безуспешные переговоры о вступлении в НАТО при условии, что Ольстер будет присоединен к Ирландской республике, однако безрезультатно. Единственное, чего смогла добиться Ирландия, что в 1949 г. она перестала быть доминионом Великобритании и стала независимой Ирландской республикой, а в 1955 г. Ирландия была принята в Организацию Объединенных Наций.

Конец 1950-х гг. ознаменовался во внутренней политике Ирландии переходом к так называемому «новому курсу», который подразумевал под собой отказ от прежней ориентации экономики на внутренний рынок и усиление международных экономических связей. Во внешней политике это выразилось в активизации дипломатической деятельности по вопросу о вступлении Ирландии в ЕЭС. У этой идеи было немало противников, считающих, что вступление в ЕЭС нанесет ущерб национальным интересам Ирландии; это, прежде всего, КПИ, Шинн-Фейн и некоторая часть Фианна фойл. Первая попытка вступления в ЕЭС в 1963 г. не удалась. Вторая попытка вступления в европейское сообщество по времени совпала с установлением дипломатических отношений с СССР. Это отвечало требованиям «нового курса» по расширению внешнеэкономических связей.

Помимо экономических существовали еще и политические причины: речь идет о знаменитом ольстерском конфликте, который продолжается до сих пор. Как уже было сказано выше, при подписании мирного договора с Англией шесть северных графств Ольстера отошли под управление Великобритании. К концу 60-х годов из-за очередного экономического кризиса ситуация в Ольстере накалилась до предела. Постоянно происходили стычки между протестантами и католическим меньшинством. В 1969 году английское правительство было вынуждено ввести в Белфаст (столицу Северной Ирландии) войска. В 1971 году войска начали операцию «Деметрус», направленную непосредственно против католиков, а 30 января 1972 года в Дерри была расстреляна мирная католическая демонстрация. Все это сопровождалось массовыми арестами, постоянными столкновениями английских войск и ИРА.

Естественно, что подобное положение вещей не могло не вызывать беспокойства в Ирландии. В январе и октябре 1971 года правительство Ирландии подало официальные протесты «в связи с нарушениями английскими войсками границ Ирландии». После вышеуказанных событий в Дерри отношение к Англии еще более ожесточилось. В феврале 1972 года было сожжено английское посольство в Дублине. А на следующий же день после расстрела демонстрации в Дери, 31 января 1972 года, ирландское правительство отозвало своего посла из Лондона. Одновременно с этим в ЕЭС были направлены документы, «подтверждающие применение пыток в отношении политических заключенных» в Ольстере. Естественно, что для борьбы с Великобританией Ирландии была просто необходимо весомая поддержка. Именно с этой целью премьер-министр Дж. Линч в течение 1972 года совершает визиты в США, Францию, Канаду и Италию. Однако, по всей видимости, результатов эти поездки не принесли, и тогда была сделана попытка обратиться к СССР, так как только СССР имел достаточный вес в Европе, чтобы повлиять на политику Англии по североирландскому вопросу.

Есть еще один небольшой нюанс. Североирландский конфликт был, несомненно, выгоден СССР в контексте борьбы с НАТО. Великобритании приходилось держать в Ольстере целую воздушно-десантную дивизию и другие войска, что в определенной степени ослабляло группировку НАТО в Европе. С другой стороны, политика Англии в Северной Ирландии давала СССР дополнительные козыри во внешнеполитической игре, поскольку серьезно портила репутацию Объединенного королевства. Прямых доказательств помощи ИРА со стороны СССР пока нет, но есть несколько косвенных моментов, указывающих на подобную возможность. Например, в 1969 году в разгар конфликта объединяются КПИ и Коммунистическая партия Северной Ирландии, что дало возможность легально переводить советские деньги в Ольстер, а учитывая давнишние связи ИРА и ирландских коммунистов, не исключено, что часть денег уходила и боевикам.

В октябре 1970 года начались переговоры между ирландскими и советскими представителями по вопросу о заключении торгового соглашения, тогда же начались переговоры о вступлении Ирландии в ЕЭС. В результате, 1 января 1973 года Ирландия, вслед за Англией, стала членом ЕЭС, а 29 сентября этого же года в Нью-Йорке А. А. Громыко и П. Фитцджеральд подписали коммюнике об обмене дипломатическими представительствами. В начале следующего 1974 года в Москве и Дублине были учреждены посольства двух стран (сейчас посольство Ирландской республики располагается в Грохольском переулке, д. 5.). Спустя 54 года после первой попытки Ирландия последней из европейских стран установила дипломатические отношения с СССР.

© Иван Гринько

Впервые опубликовано на сайте ПОЛИТ.РУ

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-2017, ссылка на сайт обязательна