Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

21/08/2012 Блог токийца. Самое светское общество мира
Впервые опубликовано на сайте Slon.ru - Деловые новости и блоги

На сайте Slon.ru - Деловые новости и блоги была опубликована статья о религии у японцев.

Ниже статья приведена полностью.

У Японии в мире имидж очень светского общества. Это, в общем-то, верно, но здесь нужна некоторая оговорка: японская светскость всё же отличается от европейской.

В Европе статистика показывает последовательное и поспешное отступление религии по всем фронтам, и светскость по факту становится равной атеизму. В Японии же социологические опросы на тему религиозных верований способны поставить неподготовленного читателя в тупик: 90% респондентов исповедуют традиционную японскую религию синто (神道, «путь богов»), и ещё 90% исповедуют буддизм всех возможных деноминаций. Итого в Японии живут 180% населения (Чуров ни причём), и эти 180% чего-то исповедуют. Светское общество?

религиозная церемония со жрецами синто

В «светском» японском обществе открытие нового бизнес-центра редко проходит без религиозной церемонии со жрецами синто. Храмы спокойно соседствуют с вопиюще светскими учреждениями (например, небольшой синтоистский храм в токийском районе Тораномон с трёх сторон окружён небоскрёбами), зачастую они прямо в них располагаются (в башне Tokyo Tower есть синтоистское святилище).

Добавим последние штрихи к картине. Ещё 90% японцев (итого и уже 270%) на полном серьёзе верят в юрэй (幽霊, «мрачные души»; сложно однозначно перевести этот термин, что-то вроде духов, привидений и монстров в одном флаконе). Во многих больницах нет четвёртого этажа: иероглиф 四, «четыре», читается так же как иероглиф 死, [си], «смерть». На улицах по ночам по-прежнему сидят за своими столиками при свечах (зрелище жутковатое) знатоки японского искусства гадания по руке - тэсо. Как ни посмотри, воинствующих безбожников и материалистов из этих людей не получается. В Японии даже есть по сути религиозная партия - «Комэйто» (公明党, «Партия справедливости»). Она была создана как политическое крыло буддистской секты Сока Гаккай (創価学会, «Общество создания ценностей»), и сейчас является ни много ни мало третьей по величине партией в парламенте. Ещё по мелочи: император в стране, где церковь отделена от государства - верховный жрец синто.

Eppur si muove, «и всё-таки она вертится». Несмотря на то, что количество верующих хоть во что-нибудь почти в три раза превосходит её население, Япония - вопиюще светская страна. И именно эти неувязки с процентами всё и объясняют. Средний японец «венчается» в синтоистском или христианском храме, хоронит родственников в буддистском, отмечает Рождество 25 декабря, не будучи христианином, и не испытывает ни малейших угрызений того места, где у остальных людей совесть. Короче говоря, японцы - религиозные пофигисты. Им не только всё равно, во что верит другой. Им абсолютно параллельно, во что верят они сами.

Иллюстрацией японского подхода к религии служит мой друг-японец, однажды решивший меня одарить нашейной цепочкой. С крестом. Мои возражения в духе «слушай, но ведь ни я не христианин, ни ты» были встречены невозмутимым «И что?».

В буддистских храмах в Японии спокойно торгуют (с кассовыми аппаратами, что, разумеется, бездуховность), носятся и орут дети, устраиваются рок-концерты (это вообще ни в какие ворота). Вековые устои стоят себе, не падают. Сейсмоустойчивые они.

Либеральное язычество

Как они до такой жизни докатились? Один мой знакомый востоковед как-то сравнил Японию с актинией. Сидит она себе тихо на дне моря, видит - проплывает мимо из Китая какое-нибудь конфуцианство купить произведения Конфуция. Она это конфуцианство хвать - и присвоила. Проплывает дальше буддизм. Она и его скушала. Приплыл из Испании святой (впоследствии; тогда ещё не очень святой) Франциск Ксаверий с христианством в XVI веке - Япония и его присвоила с потрохами. С христианством дело пошло особенно быстро, принимали его все подряд. Сложился даже класс христиан-самураев; более десятка даймё (大名, владетельные князья) приняли новую религию и поместили распятие на свои фамильные печати.

Но вот именно с христианством японская веротерпимость и дала, в конце концов, сбой. Во-первых, сёгуны (将軍, «военачальники»; что-то вроде великих князей, боровшихся за право объединить страну под своим началом) не без оснований воспринимали христиан как проводников политики растленного Запада. Европейские миссионеры прибывали в «варварские» земли с увесистой политической платформой. На дворе была эпоха активной колонизации, а становиться колонией японцам не очень хотелось. Во-вторых, даймё-христиане вели себя чересчур независимо, а в период Сэнгоку (戦国, «сражающиеся царства»; местная феодальная раздроблённость) лояльность феодалов была вопросом выживания в кровопролитных войнах. В-третьих (и в главных), христианство быстро распространялось, и делало это в лучших традициях тогдашнего миссионерства. Крестили скопом, целыми деревнями, подчас насильственно. Врывались в буддистские и синтоистские храмы, опрокидывали «идолищ поганых» и глумились над святынями (привет Pussy Riot), чем причиняли моральные страдания верующим и подрывали духовные основы. Христиане ставили под вопрос авторитет сёгунов («чтобы христиане подчинялись этим многобожникам?») и просто всячески вредили дзэн-буддизму купить книги по дзэн-буддизму, самодержавию и народности. Такого в Японии ещё не видывали.

Свирепый сёгун Ода Нобунага терпел, а его преемнику Тоётоми Хидэёси это надоело, и он христиан вырезал к чёртовой бабушке. Самых неистовых служителей культа распяли (всё-таки Россия далеко ушла от средневековой Японии в плане гуманизации правосудия), множество простых верующих покрошили в капусту, остальных заставили плюнуть на распятие и вернуться в лоно родной веры.

Этот кровавый эпизод был даже в суровой Японии скорее исключением из правила. Всё-таки христиане изрядно лезли на рожон. Впоследствии новая Япония мирно впитала христианство чуть ли не всех деноминаций (вплоть до российского православия, последователей которого в Японии сейчас около 30 000 человек), были и премьер-министры, исповедующие эту религию (это пока в Америке линчуют негров и всерьёз интересуются религиозными предпочтениями Обамы), открывались христианские университеты.

Есть интересное объяснение японской религиозной терпимости. Японцы - язычники. Они верят в «ками», богов-духов, по сути - одушевлённые силы природы. Ками очень много, чуть ли ни в каждом камне и деревце есть свой. В таких условиях воевать с другими за «верховенство» своего (или своих) ками - чистое безумие. Они ведь друг другу не мешают, их «профессиональные интересы» не пересекаются.

Древние римляне, когда, наслушавшись Катона Цензора, пошли-таки завоёвывать Карфаген, на полном серьёзе молились карфагенским богам. Они их заманивали. Предлагали дезертировать и поддержать Рим в войне. Судя по тому, что Карфаген пал, местные боги поддались искушению и переехали в Рим. Ну и римляне в долгу не остались. Хотя уже позднее были отдельные граждане вроде поэта Ювенала, жаловавшиеся на то, что в Рим понаехала прорва чужих богов, Митры всякие с Изидами.

Если Гомер купить произведения и экранизации Гомера нам не врёт, Зевс и Гера в Троянской войне болели за разные команды, но ни пышнокудрым данаям, ни конеборным троянцам не пришло в голову нестись из окопа в атаку «за Зевса, за правильную греческую мифологию».

Общество без греха

Японские отношения с божествами очень сильно напоминают древнеримские верования. И тут и там - чисто договорные отношения: я тебе быка в жертву, ты мне урожай по осени. В Японии на статуи бодхисаттв-дзидзо надевают шапочки, чтобы не замёрзли. Потому что в обмен на это дзидзо защитят путников в дальней дороге. Если ты богов регулярно умасливаешь, живи себе спокойно, они помогут. Большего боги не требуют. Ни круглосуточного поклонения, ни нравственного совершенства.

Это рождает совершенно особую мораль. Например, в японскую культуру очень трудно внедрялось христианское понятие греха. В ней есть только категории «должно - не должно», и конкретное действие оценивается в этих рамках по обстоятельствам.

пьяный японец на улице

Скажем, в нашей парадигме пьянство - грех, нечто универсально плохое. А вот пример из Японии. На лекции 3 января (лекция 3 января, оцените) наш профессор рассказывает, как он под Новый год доблестно напился с коллегами до беспамятства и добрался до дома в буквальном смысле на двух лаборантках с кафедры. Вопрос знатокам: чем встретит жена в стельку пьяного мужа, приехавшего домой на двух девицах? Неправильно, она его уложит спать и утром будет жалеть и лечить от похмелья. Новый год же, время расслабиться. Такие обстоятельства.

В пятницу вечером на улицах Токио выпадают пьяные в стельку сарариманы (офисные работники), возвращающиеся с бесконечных номикаев (попоек с коллегами). Полицейские бережно придают им вертикальное положение и отправляют домой. Пятница, время отдыха. Можно и выпить. И даже напиться.

А вот придёшь ты с бодуна на работу - нет тебе прощения. Совершил недолжное, стыдись. Санкцией за проступки работает именно стыд, а не обещания геенны огненной и гнева богов. И хорошо, кстати, работает - в Японии (очень пьющей стране) почти нет проблемы алкоголизма. Пить - не грех. Стыдно пить, когда не положено.

Другой пример - сексуальная мораль. Думаю, нет нужды говорить, что западное ханжество здесь и не ночевало. Аристократы эпохи Хэйан тысячу лет назад обменивались любовными стихами, не особо интересуясь полом своих корреспондентов. Пропаганда гомосексуализма и транссексуальности стояла такая, что никакого депутата Милонова не хватило бы её искоренить. Между тем, моральные устои и семья от этого не страдали: у нормального самурая была жена для дома и продолжения рода, гейша для духовных потребностей, и женщины (или мужчины) лёгкого поведения для лёгкого поведения. Называть естественные потребности грехом японцы не додумались, но дождь из серы на них за это не пролился. Гуляй сколько хочешь, но помни о долге: перед семьёй, кланом и государством. Выполнил долг - свободен.

Я сознательно упрощаю картину, но общая идея, думаю, понятна. При всеобщей религиозности в Японии нет религиозной нетерпимости. В условиях примата общественного над частным, частная жизнь индивида весьма и весьма свободна. Никто не говорит про главенствующую роль синто в становлении японской государственности. Никто не думает, что современная молодёжь разложилась и мало ходит в храмы. Молодёжь, и правда, ходит редко, в основном - помолиться об успешной сдаче экзаменов. Чисто договорные отношения, как и было сказано. Общество из-за этого не падает. Я постоянно работаю с криминальной статистикой, и вот что можно констатировать: число насильственных преступлений на 10 000 населения в Японии одно из самых низких в мире. Намного ниже, чем в насквозь религиозной Америке. Когда у нас в России (сопоставимой по населению с Японией) будет 600 убийств в год на всю страну?

Эпоха безразличия

Был в новейшей истории Японии один характерный эпизод, при котором духовные устои не просто пошатнулись, они были сожжены. В 1950 году 22-летний монах Хаяси Ёкэн сжёг храм Кинкакудзи (он же - Рокуондзи, он же - Золотой храм из романа Мисимы купить книги Юкио Мисимы) в Киото. Парня посадили. Но не за экстремизм, покушение на вековые устои или оскорбление чувств верующих. За поджог. Правда, в итоге выпустили, признали душевнобольным.

Был и эксперимент с «особой ролью» религии в государственном строительстве: в эпоху милитаристского угара синто провозгласили государственной религией. Кончился этот угар, как известно, очень трагично для Японии. Люди этого не забыли, и ныне принцип отделения государства от «церкви» соблюдается безукоризненно.

Может, главный урок японской светскости вот в чём. Люди уважают частное пространство друг друга (как мой редактор в «Слоне» предлагает поступать и в России). Через эту призму панк-молебен в Храме Христа Спасителя кажется той же инквизицией, только в профиль. Идея о том, что можно ворваться в частное пространство другого с требованием неприкосновенности своего частного пространства, кажется попросту абсурдной.

Чтобы быть толерантным, общество не должно состоять из атеистов. Толерантность не отрицает религиозности и не разлагает общественную мораль. Первый шаг к мирному сосуществованию, как это ни парадоксально, - безразличие к тому, что делает сосед за стеной. Вот такая история.

© Максим Крылов

Впервые опубликовано на сайте Slon.ru - Деловые новости и блоги

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-, ссылка на сайт обязательна