Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

21/10/2013 Национальный театр в Лондоне - сбывшаяся утопия
Впервые опубликовано на сайте Би-би-си - Русская служба

На сайте Би-би-си - Русская служба была опубликована статья о Национальном театре в Лондоне.

Ниже статья приведена полностью.

22 октября 1963 года британский Национальный театр открыл своей первый сезон в помещении театра Old Vic премьерой «Гамлета» с Питером О'Тулом в главной роли.

50 лет и 800 постановок спустя трудно представить, что Национального театра могло бы вовсе не быть. Тем не менее, борьба за его создание шла долгая и неустанная, и в ней участвовали ярчайшие деятели британской культуры.

В 1938 году в лондонском районе Кенсингтон, где предполагалась закладка здания будущего Национального театра, выступил Бернард Шоу купить произведения и экранизации Бернарда Шоу и, несмотря на то, что дело было решённое, классик драматургии высказался следующим образом: «Меня спрашивают: нужен ли английскому народу национальный театр? Конечно, не нужен! Они никогда ничего не хотят! У них есть Британский музей, которого они никогда не хотели. У них есть Национальная галерея, которую они тоже не хотели. И Вестминстерское аббатство у них есть, и его не желали. Но теперь, когда оно есть, когда оно стоит как нечто мистическое, что у них каким-то образом появилось, они относятся к нему благосклонно и даже не представляют себе, что было бы, если бы его не было».

В поисках сценической крыши

План основания Национального театра появился за 30 лет до этого, ещё на заре ХХ века, и после выступления Шоу потребовалось ещё 30 лет, чтобы театр наконец появился.

здание Национального театра на южном берегу Темзы

Во-первых, война расстроила планы, во-вторых, в первое послевоенное десятилетие главной задачей было восстановление страны, но, несмотря на это, в интеллектуальных кругах идея создания общенационального театра постоянно обсуждалась, и в отсутствие реальных подвижек активисты искали хотя бы место для его возведения.

Предлагались идеи как возведения нового здания, так и переделки существовавших театров под новый, и даже основание театра без помещения.

По словам биографа Национального театра Даниэля Розенталя, первые активисты настолько активно выступали за то, чтобы у него было своё здание, что выбор собственно места был вопросом второстепенным, и именно поэтому на протяжении нескольких десятков лет место для его постройки «беспрестанно скакало по всему Лондону, совсем как фишка в игре «Монополия». купить настольные игры

Несмотря на географические метания, впервые идея построить Национальный театр на южном берегу Темзы у моста Ватерлоо - то есть там, где он сейчас и находится, - впервые прозвучала ещё в 1920-е годы из уст Уильяма Арчера, критика и друга Бернарда Шоу.

Борьба мировоззрений

К идее необходимости заиметь такой культурный институт вернулись уже после войны. С точки зрения финансов время было как нельзя хуже - страна жила в условиях жёсткой экономии, но с точки зрения духа - лучше не придумаешь.

Люди насмотрелись варварства и жестокостей, германский фашизм нанёс урон культурным ценностям не только в собственной стране, но и далеко за её пределами. Сама культура оказалась под угрозой и где же, как не в театре, очиститься душой?

Но споры велись немалые: сколько денег на новый театр нужно, стоит ли овчинка выделки и, в конце концов, для кого он - для людей или опять для элиты?

Лилиан Бейлиз, театральный продюсер и импресарио, руководившая театрами Old Vic, Sadler's Wells и оперной труппой, ставшей впоследствии Английской национальной оперой, считала делом своей жизни принести высокое искусство в жизнь каждого человека и сделать Национальный театр доступным для всех.

А драматург Симур Хикс высказывался против этой идеи: «У нас уже есть национальное налогообложение, национальные школы, иными словами - национальные ужасы всех видов, избавьте нас ещё и от национального театра».

Послевоенный идеализм

И в то же время именно война показала, что нация может действовать сообща, именно она послужила объединительным моментом: возникла Национальная служба здравоохранения и появилось новое понятие - государство с развитой социальной системой.

По мнению критика Майкла Биллингтона, автора книги State of the Nation («Состояние нации»), в первые послевоенные годы в английском обществе царил идеализм, вера в возможность лучшего общества, и субсидирование искусства стало частью этого мышления.

Чему свидетельствует и тот факт, что тогдашний министр финансов выделил 1 млн. фунтов на будущий Национальный театр - и это в условиях восстановления страны после войны, когда ещё не были отменены талоны на питание!

Майкл Биллингтон полагает, что ряд счастливых случайностей помог рождению Национального театра. Например, будущий выдающийся режиссёр Питер Холл проходил в 1950-е годы военную службу в Германии и стал свидетелем того, как быстро Германия восстановила свою гражданскую жизнь, свои театры, оперу, музеи. А что же старая добрая Англия?

Конечно, в Англии есть Шекспир купить произведения и экранизации Уильяма Шекспира, которого можно перекраивать до бесконечности, но в 1960-е годы местный драматический репертуар нужно было расширять, выводить его если не на мировой, то уж, по крайней мере, на европейский уровень, а тут ещё появились Беккет и Ионеско, которые стали откровением для английского театра, и для освоения такого материла необходима была новая площадка.

Англия не захотела отставать, и так в 1960 году усилиями Питера Холла возникла Королевская шекспировская компания, а тремя годами позже Национальный театр.

Самым первым художественным руководителем Национального стал знаменитый актёр Лоуренс Оливье купить фильмы с Лоуренсом Оливье, в честь которого теперь названа одна из сцен театра.

«Задача Национального театра - предложить людям полный спектр мирового драматического искусства с небольшим перевесом, разумеется, в сторону нашей национальной драматургии. Предполагается, что к моменту, когда мы откроем двери нового театра в ближайшие пять лет, у нас будет от 20 до 30 пьес в постоянном репертуаре», - сказал он накануне первой премьеры.

Национальные театры есть во многих странах, но в чём уникальность британского?

«Во-первых, он был создан как необычная творческая платформа, которая позволяла работать актёрам в этом театре как ансамблю, что не такое уж частое явление в английской театральной жизни. Во-вторых, эта компания поставила очень много неизвестных пьес, как бы протестировала на своей сцене какие-то необычные произведения, и также придала этому театру международный статус»,- полагает живущий в Лондоне режиссёр-постановщик Олег Мирошников.

Театральный утопизм в камне

Существующее здание на южном берегу Темзы открыло свои двери в марте 1976 года.

Нельзя сказать, что оно радует глаз: тёмно-серое, мощное, бетонное, всё горизонтально вытянутое - это то ли продолжение набережной, то ли моста Ватерлоо, но что уж точно - продолжение города. Зайти в него может каждый, для этого необязательно иметь билет. Можно просто послоняться по фойе, причём на любом этаже, выйти на одну из террас, зайти в книжный магазин, полистать пьесы…

А ведь именно это и было в замысле архитектора сэра Дениса Ласдана: чтобы каждый, кто переходит речку по мосту Ватерлоо, мог ступить с него и попасть сразу в театр.

Бывший худрук Национального Ричард Эйр полагает, что суть Национального театра в Лондоне в какой-то степени определяется этим зданием, которое во многих отношениях являет собой памятник мировоззрению 60-х годов ХХ века.

«Прежде всего, это не какое-то новомодное сооружение; оно, скорее, утопическое, бруталистское, но оно не устарело со временем. Во-вторых, оно как бы предполагает, что вливание средств в искусство будет только расти, и, наконец, оно уже самим фактом своего существования демонстрирует противление духу коммерциализации. На здании вы не увидите ни одного значка, только потом уже была добавлена бегущая строка на табло, а построено оно было без какого бы то ни было обозначения, что же это такое, и если это не театральный утопизм, то что тогда?» - размышляет бывший худрук.

На табло, о котором упомянул Ричард Эйр, помимо бегущей строки об идущих спектаклях появляется периодически и такая надпись: «Это ваш театр».

И это правда: именно с него началось моё знакомство с английским театром, поскольку шекспировский «Глобус» в первые годы жизни в Англии был слишком сложным в плане языка, а театры Вест-Энда слишком дорогими. А в Национальный можно было, если подсуетиться заранее, купить билет за 10 фунтов (то есть по цене киношного) и смотреть всё самое-самое - лучшее, новаторское, интересное.

Сейчас в Национальном театре три сцены и ещё открытое в апреле 2013 года новое сценическое пространство под названием Shed, то есть сарай, гараж, пристройка.

Новый режиссёр, новые задачи

Куда движется театр сейчас, в год своего 50-летнего юбилея, какую роль он выполняет?

Этот вопрос был недавно задан нынешнему худруку Николасу Хайтнеру, который триумфально руководит этим национальным институтом вот уже 10 лет.

«Ответы на вопросы кто мы, зачем мы всё это делаем - они нигде не записаны, нет никакой хартии, никакого основополагающего документа. Конечно, существуют многочисленные тексты Бернарда Шоу, Уильяма Арчера, с которыми можно спорить, - ответил Хайтнер. - Но каждый раз, когда приходит новый худрук, он вновь начинает задумываться о том, в какую сторону двигаться, и я очень надеюсь, что тот, кто меня сменит, уже начал размышлять по этому поводу».

При Нике Хайтнере Национальный дал публике такие «хиты», как переработанная в современный фарс комедия Гольдони «Слуга двух господ», «Любители истории» Алана Беннета, «Опера Джерри Спрингер», «Загадочное ночное убийство собаки».

Но вот уже объявлен новый худрук - им с 2015 года станет известный режиссёр театра и кино Руфус Норрис, который уже заявил, что «надо шире закидывать сети», то есть «полнее представить то общество, в котором мы живём, как в общенациональном смысле, так и в пределах Лондона».

Дело в том, что английская сцена, и Национальный театр в частности, подверглись осторожной критике по поводу того, что там не увидишь то разнообразие наций и народностей, которые широко представлены не только в Лондоне, но и теперь уже по всей Британии. Действительно ли это такая уж проблема для театра?

«Английский театр действительно достаточно консервативен в том, что касается привлечения иностранных актёров, в первую очередь из-за языка, но ведь существует масса актёров из национальных меньшинств, которые родились здесь и прекрасно говорят по-английски, - говорит Мирошников. - И в этом смысле мне бы хотелось, чтобы английский театр вышел за рамки привлечения только чернокожих актёров, потому что пока что они являются той группой актёров, к которым публика привыкла. Вы вряд ли увидите на сцене английского театра китайца или русского в роли Гамлета, хотя почему бы и нет?»

Национальный театр для британцев олицетворяет не определённую драматическую школу, как, скажем, московский Малый театр или МХАТ; это прежде всего уровень постановки, её качество и, конечно, доступность.

Часто случается, что наиболее блистательный спектакль из Национального перекочёвывает в коммерческий Вест-Энд, как это произошло с пьесой «Слуга двух господ» и многими другими.

Билеты в последние годы чуть вздорожали и всё равно они вдвое дешевле вест-эндовских. Но самое главное - это новый почин Национального: живые трансляции наиболее выдающихся спектаклей в кинотеатрах по всей стране.

22 октября 2013 года в день своего 50-летия - в театре и на экранах снова «Гамлет», на этот раз с Рори Киниром в главной роли.

© Катерина Архарова

Впервые опубликовано на сайте Би-би-си - Русская служба

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-2017, ссылка на сайт обязательна