Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

23/06/2009 Лондон превращается в город-огород
Впервые опубликовано на сайте Би-би-си - Русская служба

На сайте Би-би-си - Русская служба была опубликована статья о любви англичан к своим огородам.

Ниже статья приведена полностью.

Выращивать собственные овощи и фрукты в последнее время стало модно.

Сначала репортеры подловили Мишель Обаму в розовых джинсах и кофточке на лужайке у Белого Дома, вскапывающей грядки. Потом королева Елизавета торжественно открыла в саду Букингемского дворца органические грядки, где к королевскому столу будут выращиваться французские бобы «Голубая королева», салат «Северная королева» и помидоры трех сортов - «Золотая королева», «Белая королева» и «Королева червей».

Британское общество по охране памятников National Trust тоже решило не отставать и начало проводить общенациональную кампанию, агитируя землевладельцев сдавать в аренду незанятые участки земли под огороды.

Мэр Лондона Борис Джонсон забрался в этом деле выше всех: он объявил, что отныне овощи можно будет растить на крышах домов, а также возле наиболее известных достопримечательностей британской столицы - потому, что свободных площадей под огороды в городе уже не осталось - спрос колоссальный.

Копай до победного

Огороды в городе? А разве они есть, думала я, приступая к этой теме. И где, скажите на милость, их искать? Оказалось, что, как всегда, в интернете. Именно там я выяснила, что мой собственный район Барнет на севере Лондона просто кишмя кишит этими огородными товариществами - ими утыкана вся карта местного совета.

Приезжаю утром в ближайшее товарищество на Мурландс-авеню, вижу: большое поле поделено на ровные квадраты возделанной земли, всё обнесено сетчатым забором, на калитке замок купить замки различного типа, вокруг ни души. Звоню секретарю товарищества Майку Тёрви, объясняю, кто я и чего хочу, и через полчаса он встречает меня у калитки.

Первый же от входа участок - его. Майк с гордостью останавливается у своей клубники и рассказывает, с чего все началось: «Во время Второй мировой войны правительство стало раздавать участки, потому что еды не хватало. Была тогда объявлена кампания Dig for Victory („Копай за победу“). Очень много земли было отведено специально для этих нужд, чтобы люди могли сами выращивать овощи, и так с тех пор и пошло. До сих пор действует закон о земельных наделах, предписывающий каждому городскому району иметь в своем распоряжении определённое количество свободной земли, чтобы те, кто хочет получить участочек, мог это сделать».

«А как же так получается, что некоторые товарищества датируются 1918 годом, а то и раньше?», - спрашиваю я у Майка. Оказывается, подобная же кампания была и в Первую мировую, и некоторые огороды так с того времени и существуют.

Нерадивых удаляют вместе с сорняками

Как объясняет Майк, годовая рента на индивидуальный участок варьируется от района к району. В среднем, это где-то 25-30 фунтов в год. Тем, кому за 60, предоставляется пятидесятипроцентная скидка, а те, кому за 80 - платят в буквальном смысле копейки - всего 50 пенсов годовых.

англичане любят копаться в земле - почти у каждого дома помимо палисадника есть еще и садик

Участки небольшие, если сравнивать с известными нам шестью сотками, всего в сотку, а то и меньше, и за свою сотку пенсионер Майк ежегодно вносит 15 фунтов, что по сути - копейки по сравнению с тем, что он с этого имеет. А имеет он немало - порядка 30 кг клубники в лето: «Вся семья её ест, друзьям отдаём, соседям, моя жена варенье варит, ни ягоды не пропадает».

Майк - рачительный хозяин, это сразу видно. Он чем-то напоминает папановский персонаж из «Бриллиантовой руки» купить фильмы с Анатолием Дмитриевичем Папановым - все у него четко и аккуратно: грядки будто по линейке разлинованы, сорняков и с лупой не обнаружишь; воротные столбы укреплены - деньги на это выделил местный совет; общий забор товарищества обнесён колючей проволокой, а чуть подальше естественным заграждением - колючими-преколючими ежевичными кустами какого-то особого сорта.

Тех, кто берёт участок, но им не занимается, просят, как говорится, «отвалить в калитку». Во-первых, из-за нерадивых сорняки переползают на другие огороды, а во-вторых, это подрывает моральный дух.

У Майка под крылом сравнительно небольшое товарищество - всего 15 членов, среди которых появился недавно один поляк, но ни одного русского.

Если огороды оказываются в заброшенном состоянии, то местный совет их забирает обратно и строит на них дома. Огороды на Мурландс-авеню простирались раньше еще на полкилометра, а то и больше, но в 1970-х интерес к ним пропал, и только в последние несколько лет, когда цены на продукты пошли вверх, и люди стали больше заботиться об органической продукции, стал возобновляться.

«Вот, например, в нашем Барнете четыре тысячи таких участков, а свободных нет ни одного. В каждой такой огородной ассоциации есть очередь. В моей, например, пять человек уже ждут», - поясняет Майк.

Дух товарищеского соперничества

Вообще, англичане любят копаться в земле. Здесь почти у каждого дома помимо палисадника есть еще и садик, и даже в сравнительно немногочисленных высотках квартиры на первом этаже получают в свое распоряжение часть сада для разведения цветов.

Но у моей коллеги с Русской службы Би-би-си Джесси Кейнер своего сада нет, а растить что-то хотелось. Когда она позвонила в местный совет своего района Ислингтон с просьбой выделить ей огородный участок, ей сказали, что всё свободные пространства застроены домами - район почти что центральный, и спрос на жилье огромный, не до огородов. Могут предложить в другом районе, но идея ездить после работы копать где-то далеко от дома ей не пришлась по вкусу, и она практически смирилась с тем, что у нее никогда не будет своих грядок.

Однако вскоре из объявления в районной газете Джесси узнала, что неподалеку от её дома есть общественный садик, где желающим раздают участки под грядки; и ей дали - размером в три квадратных метра, чуть побольше кухонного стола.

«Трудно поверить, сколько всего можно вырастить на таком крошечном клочке. Поначалу, когда я увидела этот голый кусок земли, мне стало страшно: что я буду с ним делать? - признается Джесси. - Показалось, что я не справлюсь, еще и потому, что всё на виду, всё время сравниваешь свои посадки с соседскими. А у нас там к тому же сразу закипела бурная сельскохозяйственная деятельность - чего только люди не сажают! Не хочется, конечно, отставать от других, но я ограничилась картошкой и полевыми цветами - маками и незабудками».

Любимый пунктик

Поговорив на работе с Джесси, я еду в другое огородное товарищество на Лоренс-стрит, одно из самых старых в моем районе и самых многочисленных - в нем 76 членов от 20 до 80 лет. Чтобы не оказаться огородным пугалом с микрофоном в руках, я, естественно, договариваюсь о встрече по телефону. Несмотря на наличие адреса, найти его не так-то просто: как и все подобные огородные земли, этот упрятан за дома и ведет к нему скрытая аллеей узкая дорожка.

Секретарь общества Розалинд Морган и один из активистов-огородников 78-летний Боб сразу же заводят меня в просторный сарай, где на стене висит тот самый плакат военного времени «Копай за победу».

Боб, несмотря на то, что он исконно городской житель - корни из лондонского Ист-Энда - копает вот уже 60 лет. Как втянулся во время войны, так и сажает «повседневные» овощи - картошку, капусту, стручковую фасоль, лук…

Мы выходим из сарайчика, и к Розалинд сразу же кидается с какой-то жалобой один из членов товарищества - деловой моложавый мужчина, которого, скорее, ожидаешь увидеть в вагоне метро с портфелем, а не среди дня на грядке.

Боб ведет меня обозревать овощные красоты. Здесь под сотню участков разных размеров. Растет на них, благодаря хорошей почве и мягкому английскому климату, все, что угодно - от арбузов до свеклы, но главная местная достопримечательность…

Боб, завидев на грядках неподалеку двух женщин, понижает голос и теряет нить разговора: «Вот эти две женщины просто меня в краску вгоняют, работают, не покладая рук. Они - подружки, Викки и Макс. Отводят детей в школу и скорей сюда, много времени здесь проводят. А мне жена говорит: «Ты в основном поболтать туда ходишь».

У Макс в руке некий сельскохозяйственный инструмент, что-то типа тяпки. Над её спаржей протянута веревка, на которой развеваются компакт-диски - это, чтобы отпугивать птиц, вместо обычного огородного пугала. Викки и Макс смеются: раньше было и обычное чучело, но оно в основном пугало Боба, который, возясь в земле, забывал о его существовании, и каждый раз, поднимая голову, вздрагивал.

Женщины признаются, что для них огородничество превратилось в пунктик, так и тянет на грядки, особенно если погода хорошая. «А чем это отличается от вашего домашнего сада? - спрашиваю. - Дома не то, - отвечают они практически хором. - Там все отвлекает: то постирать надо, то прибраться, то телефон позвонил, а тут - пришел и забылся…»

«Я выращиваю всё, что едят мои дети. Они часто меня подначивают: давай это вырастим. Так что у нас теперь манго растет, авокадо из косточки - моя дочка в книжке увидела, как это делается, потом еще амми зубная, арбузы, ну всё что угодно…», - Викки срывает с грядки клубнику, чтобы я попробовала, насколько сильно она отличается от магазинной. Виккина ягода действительно очень сладкая, хотя вообще английская клубника довольно водянистая, видимо, из-за обилия дождей.

Боб не может пережить такое бесстыдное хвастовство и приносит мне со своей грядки клубничину размером со сливу: «А теперь мою попробуй… Ну, у кого вкуснее, признавайся!»

Местная достопримечательность

Мы идем дальше и обсуждаем с Розалинд, чем английские огородные наделы отличаются от русских. Я рассказываю о том, что у нас обязательно стоит хоть какая-то хибарка, называемая дачей, где люди ночуют, чтобы с утра пораньше корячиться на грядках.

в Британии на огородах можно лишь выращивать овощи и цветы, а ставить жилье запрещено

«У европейцев это есть - что-то вроде того, что ты говоришь. Как это называется - даха? Дача? Не знаю, как в Европе это называется, но вот Боб говорит, что в Германии, например, точно так же, как у вас - на выходные люди в свой загородный домик ездят. А у нас в Англии на огородных участках люди не должны оставаться ночевать. Они предназначены только для выращивания овощей и цветов. Ставить жилье запрещено. Ну, пойдем теперь, посмотрим на виноградник, он у нас тут главная достопримечательность, даже в справочник вошел». Ах, вот оно что! А я-то уж было подумала, что достопримечательность тут Макс с Викки.

По пути к винограднику мне показывают еще один редкий для огородов предмет - только что установленный биотуалет, который стоит огромных денег - 10 тысяч фунтов. Неужели у товарищества нашлись такие? Оказывается, эту сумму отвалила национальная лотерея Столото - государственные российские лотереи онлайн, где есть поощрительная схема «Премия для всех». Огородники-любители с Лоренс-стрит подали свою заявку, объяснили, зачем и сколько нужно, и - будьте любезны, распишитесь в получении.

Мы останавливаемся и какое-то время любуемся новенькой темно-синей кабинкой, возле которой уже сооружены вертикальные деревянные шпалеры, по которым побежали первые ростки азалий.

Туалет, как рассказывают Боб и Розалинд, стал необходим, поскольку в этом товариществе много женщин, которые, в отличие от мужчин, создания более прихотливые («И не пойдут за кусты, как мужчины» - замечает Розалинд), а также один инвалид и еще целый детский сад, у которого тоже есть свой участок.

Наша следующая остановка как раз возле него. Грядки тут, как и полагается, лилипутского размера, а рядом положены тракторные шины, чтобы дети, покопав, посидели, сказки послушали.

Ну вот, наконец-то мы дошли до виноградника, хоть и сравнительно небольшого, но идеально ухоженного и практически ничем не отличающегося от тех, что мне приходилось видеть на юге Франции. Он на возвышении, и отсюда открывается замечательный вид на все это разлинованное огородное поле и на холм вдали, где высится то ли церковь, то ли просто старинная башня.

«Хозяин этого виноградника - очень знающий человек. Есть книжка про британские виноградники, так вот этот наш там есть, поскольку это так необычно для огородного товарищества, - поясняет Розалинд. - А вино хорошее? - Очень неплохое, типа немецкого рислинга. Он нам обычно к ярмарке пол-ящика выставляет, приходи, попробуешь».

Розалинд и Боб приглашают меня придти в конце августа, когда калитка отворяется для всех желающих; попить самодельного рислинга, полакомиться дарами местных огородов. Я прощаюсь с ними и обещаю вернуться к сбору урожая.

© Катерина Архарова

Впервые опубликовано на сайте Би-би-си - Русская служба

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-2017, ссылка на сайт обязательна