Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

24/11/2014 Бизнес лордов
Впервые опубликовано на сайте inoСМИ.Ru

На сайте inoСМИ.Ru была опубликована статья о британских лордах.

Ниже статья приведена полностью.

Как Палата лордов совмещает политику с бизнесом

заседание Палаты лордов в Великобритании

Майкл Ховард выступает в разных амплуа. В прошлом году он был на форуме в Абу-Даби, посвящённом выработке стратегических решений, и в качестве лектора провёл неделю в море на борту круизного корабля «Quest for Adventure». Он консультировал по вопросам горного дела, энергетике, финансам и компаниям по переработке отходов. Он летал в Сомали к нефтяной компании, председателем которой он является. Он провёл 28 дней в Палате лордов, работая как законодатель. Этот человек имеет титул барона Ховард из Лаймпна.

Ранее в этом году компания Soma Oil & Gas, правление которой возглавляет лорд Ховард, захотела привлечь в сомалийские прибрежные воды вооружённую охрану.

Действия лорда Ховарда как бизнесмена купить бизнес-книги и политика зачастую пересекаются. Так, лорд Ховард говорил, что ранее в этом году он встречался с ведущими чиновниками британского МИДа, чтобы быть уверенным в том, что действия компании Soma Oil & Gas, правление которой он возглавляет, были для этого ведомства приемлемыми.

Когда компания начала беспокоиться о том, что её план по привлечению вооружённой охраны в сомалийские территориальные воды может нарушить эмбарго ООН, исполнительный директор компании упомянул имя лорда Ховарда в своём письме министру по делам предпринимательства. Согласно документам, просмотренным Wall Street Journal, министр затем написал письмо Soma, сказав, что её охранные суда могут иметь оружие, несмотря на эмбарго.

Переписка Soma Oil & Gas

Генеральный директор Soma Oil & Gas Боб Шеппард просил у министра по делам предпринимательства Великобритании разрешить носить оружие в сомалийских водах, несмотря на наложенное ООН эмбарго. Шеппард заявил, что председатель компании лорд Ховард обсуждал работу Soma с британским министром по делам Африки.

Совмещение Ховардом политики с бизнесом не является чем-то особенным. В течение столетий верхнюю палату британского парламента в основном представляли владеющие землёй джентри. Но в 1999 году правительство Тони Блэра, который занимал пост премьер-министра, заменило большую часть наследных лордов людьми из бизнеса, гражданскими лидерами и пожизненно назначаемыми политиками.

Политика и бизнес в Палате лордов

Блэр заявил, что это изменение позволит «положить конец феодальному доминированию над половиной нашего законодательного органа». Оппоненты заявили в ответ, что он превращает Палату лордов в патронажное логово - «блатную Палату», места в которой будут занимать лорд из «Лоббигейта» и лорд из «оффшорного фонда», заявил занимавший тогда пост лидера Консервативной партии Уильям Хейг.

15 лет спустя Палата лордов стремится определить границы между государственной службой и частной работой. Кодекс поведения, предназначавшийся для их разделения, постоянно отвергался.

В значительной степени, как и предсказывал Хейг, многие лорды теперь сотрудничают с лоббистскими организациями, включая лорда, который согласился быть лоббистом для одной из оффшорных компаний. Согласно анализу Wall Street Journal информации о финансовом положении в Палате лордов по состоянию на начало августа 2014 г., 68 других лордов дают советы по государственным вопросам компаниям, торговым группам и прочим организациям, или же работают на компании, которые специализируются в сфере GR.

Один пэр из семи получает деньги от компаний по оказанию финансовых услуг

113 лордов получают деньги от компаний по оказанию финансовых услуг. Двадцати шести платят деньги компании по разработке полезных ископаемых. 20 работают на иностранные правительства, в частности, консультируя как чиновников относительно проводимой политики, так и подконтрольные правительству компании.

члены Палаты лордов перед Церемонией официального открытия парламента 9 мая 2012 г.

Некоторыми из вышеперечисленных работ эти люди стали заниматься лишь после того, как они пришли в Палату лордов.

Парламентские записи и стенограммы показывают, что лорды регулярно участвуют в парламентских дебатах, которые интересуют их работодателей. Согласно документам, просмотренным Wall Street Journal, за кулисами их работы в парламенте, они часто организуют встречи, исполняют определённые функции - и, как это делает лорд Ховард, - занимаются урегулированием вопросов с другими сотрудниками правительства, представляя интересы их работодателей.

Две палаты парламента - Палата общин и Палата лордов - неравны. Хотя обе они могут выдвигать законопроекты, которые затем проходят через них, решительно настроенная Палата общин, члены которой избираются, может преодолеть вето лордов. Но лорды используют поправки и задержки с целью управления законодательным процессом.

786 членов Палаты лордов не получают зарплаты, лишь 300 фунтов стерлингов (476 долларов) в день за своё присутствие. Они могут иметь другую работу, что многие и делают. По задумке, говорит пресс-секретарь Палаты лордов Оуэн Уильямс, - лорды должны представлять собой экспертизу за пределами правительства.

Их поведение регулируется кодексом, который предписывает пэрам вести себя достойно. Он запрещает использование «парламентского влияния» для извлечения прибыли и говорит, что лорды «не должны искать прибыли от их членства в Палате», беря плату за предоставление «парламентских услуг и консультирования». Если дебаты в палате уходят в зону финансового интереса пэров, они должны предварять все свои замечания по этому вопросу раскрытием данной информации.

Руководство к положениям Кодекса, опубликованное комитетом по стандартам, гласит, что лордам запрещено «использовать их позицию для лоббирования или же помощи другим при лоббировании какими бы то ни было способами, будь то члены любой из Палат, министры или чиновники».

«Я неподкупен. Мне нечего продавать».

Лорд Мэнкрафт предоставляет «советы по стратегическому планированию» Fleurette Group, компании, имеющей интересы в конголезской горнодобывающей промышленности.

йомены королевской гвардии перед церемонией официального открытия Парламента в Вестминстерском дворце в Лондоне

В кодекс и руководство часто вносят правки, особенно по отношению к консультированию и лоббированию. Например, поправка, внесённая ранее в этом году, проясняет правила лоббирования, особо запретив лордам принимать деньги, чтобы помогать при лоббировании другим людям и отметив, что запрет на лоббирование распространяется за пределы парламента вплоть до других правительственных чиновников. Руководство указывает, что консультирование по «государственной политике и текущим делам» допустимо, и позволяет лордам работать на лоббистские группы, в то же время не давая им права самим оказывать лоббистские и консалтинговые услуги. В 2010 году лорды назначили бывшего главу полиции в комиссию по этике с целью расследования предположительных нарушений Кодекса.

Правила сильно отличаются от тех, с помощью которых управляется конгресс США, где вопросы о влиянии денег обычно сосредотачиваются вокруг финансирования кампаний. Плата, получаемая членами конгресса за его пределами, ограничена суммой в 27225 долларов в год, к тому же, она не может выплачиваться кампаниями, предоставляющими профессиональные услуги, «которые включают в себя фидуциарные отношения», что автоматически вычёркивает банки, правовые компании и многие другие фирмы из числа работодателей.

Конституция США запрещает членам конгресса, зарплата которых составляет 174 тысячи долларов получать «вознаграждение любого рода со стороны иностранных государств» - и это положение интерпретируется столь строго, что вознаграждения, получаемые от появления в эфире Британской вещательной корпорации (BBC) запрещены, поскольку BBC является государственной компанией.

История Палаты лордов восходит к XIV веку, когда знать и духовенство начали заседать отдельно от простых граждан. Большую часть своего существования она могла блокировать законопроекты. Но после того, как лорды заблокировали правительственный бюджет на 1909 год, они потеряли право блокировать бюджетные законопроекты. В дальнейшем, Палата общин получила право принимать законопроекты без согласия Палаты лордов, хотя она по факту редко это делала. В 1958 году парламент формально создал позицию пэра, заседающего пожизненно, но не передающего своё место родственникам.

Проведённая Блэром замена сотен наследных пэров пожизненными «дала Палате хороший толчок в развитии», считает Мэг Расселл, эксперт по Палате лордов при Лондонском университетском колледже. Палата лордов редко полностью отклоняет законопроекты правительства. Чаще путём переговоров она добивается внесения изменений - и опыт членов Палаты увеличивает её значимость, говорит доктор Расселл.

Работа лордов за пределами Палаты «может определённым образом рассматриваться как её слабость», считает Расселл. «Но это же можно рассматривать и как её преимущество». Многие лорды работают в университетах и сфере благотворительности. «Бизнес является частью этого».

В 1992 году Энтони Гютербок стал 18 лордом Беркли после смерти тёти, которая была пэром. Он работал над транспортными проектами в частном секторе, и через пять лет после вхождения в парламент его наняли в качестве главы Rail Freight Group, промышленной компании, целью которой, согласно её сайту, провозглашалось «влиять на политиков в составе правительства».

Лорд Беркли регулярно выступает на дебатах по железным дорогам, в ходе которых он не скрывает свою должность за пределами Палаты. Он говорит, что его знания помогают как Палате, так и членам группы.

В письме к обслуживающему аппарату Палаты лордов, лорд Беркли попросил занимавшего тогда пост министра по делам железных дорог позволить члену Rail Freight Group управлять частью крупного железнодорожного проекта, финансируемого правительством. Лорд Беркли заявляет, что он лишь предоставляет экспертизу со стороны своих организаций, но не лоббирование.

Письмо лорда Беркли

«У меня есть полное право писать министрам по данному вопросу, - говорит он. - Мы можем поспорить относительно того, что такое лоббирование. Вам не должны платить посторонние люди для того, чтобы Вы влияли на политику, и я определённо этого не делал»

Директор Facebook Inc. по европейскому направлению - Ричард Аллан - лорд Аллан из Хэллама. «Я работаю на Facebook», говорил он в ходе своего дебата по свободе слова в интернете в 2013 году. Одна из предложенных мер включала в себя требование таким компаниям, как, например, Facebook, писать уведомления о возможной клевете или же подвергаться соответствующим правовым последствиям. Лорд Аллан выступал против этого. Эта мера не прошла. Он также предложил поправку, которая бы усложнила принуждение владельцев веб-сайтов убирать определённые материалы.

Объясняя своё поведение, лорд Аллан сказал, что он не занимался лоббированием в Парламенте. Он стал членом Палаты лордов через год после присоединения к Facebook. И он так и не ответил на запросы прокомментировать своё положение.

Компании и торговые группы оказываются не единственными организациями, которые платят лордам. В 2012 году Joseph Rowntree Reform Trust Ltd. - определяющая себя на своём веб-сайте как лоббистская группа, «основывающаяся на принципах либерализма и квакерства» - заплатила примерно 24 тысячи долларов Полу Тайлеру, лорду, чтобы покрыть расходы, связанные с разработкой им законопроекта. Лорд Тайлер заявил, что его законопроект имеет своей целью «изъять из политики большие деньги».

Законопроект планировал сократить денежные вливания в политику. Он не прошёл. В своём электронном письме Тайлер заявил, что деньги Rowntree пошли на оплату помощи в написании законопроекта и «лично ему не дали никаких финансовых дивидендов».

Rowntree Trust заявило в своём email, что оно дало деньги Тайлеру после того, как тот подал заявку на получение гранта.

Кодекс поведения запрещает лордам действовать в качестве «оплачиваемых лоббистов» посторонних организаций «в любых мероприятиях, проводимых Палатой», включая, согласно руководству к Кодексу, «выступления на дебатах».

В ходе дебатов по вопросу кибербезопасности, баронесса Уиткрафт говорила о компании Huawei.

В 2011 году комитет парламента по надзору за разведкой проверял, делал ли слабее защиту Британии против хакерства контракт по поставке телекоммуникационного оборудования, который выдали китайской Huawei Technologies Co. Этой осенью, Huawei нанял Пейшнс Уиткрафт, которая присоединилась к Палате лордов лишь годом ранее. Анонсируя её найм, компания сказала, что она присоединится к ней, «советуя ей по вопросам построения положительной репутации и улучшения восприятия обществом».

В дебатах по вопросам кибербезопасности 2013 года, другой лорд отметил, что комитет по разведке «подверг критике систему регулирования, установленную для наблюдения за операциями и оборудованием Huawei, которое теперь является частью нашей цифровой сети».

Баронесса Уиткрафт, раскрыв свою роль в Huawei, сказала что компания «играет крупную роль в инфраструктуре страны Британии и является одной из наиболее быстрорастущих компаний в мире». Она добавила: «Huawei хорошо показывает, как именно Великобритания и Китай могут сотрудничать».

Бывший редактор Wall Street Journal Europe, баронесса Уиткрафт сказала, что её роль в Huawei закончилась в августе 2014 г. Она отказалась раскрыть её обязанности в этой компании и сказала, что её комментарии во время дебата не нарушали запрет на выступления со стороны частных компаний, поскольку она «не выступала с их стороны. Я выступала, выражая своё собственное мнение».

Чарльз Пауэлл - лорд Пауэлл из Бэйсвотера - является советником, другими словами - директором, четырёх оборонных подрядчиков, а также золотой шахты, производителя предметов роскоши LVMH Moët Hennessy Louis Vuitton и дочерней компании конгломерата Jardine Matheson Holdings Ltd.

«Я думаю, что я работаю на так много заинтересованных сторон, что мне, наверное, лучше молчать во время дебатов», - говорит он. «Ты тратишь две минуты, объявляя своих работодателей, и это лишает убедительности всё, что ты хочешь сказать». Лорд Пауэлл говорит, что он не будет лоббировать ни для одной из компаний. «Для меня абсолютно запрещено лоббировать, как защищая свои собственные финансовые интересы, так и защищая финансовые интересы тех, на кого ты работаешь», говорит он.

«Могу ли я поговорить с правительством со стороны Jardine Matheson, - спрашивает он. «Это будет совершенно нормально», говорит Пауэлл, в случаях, когда он чувствует, что иностранное правительство несправедливо обходится с одной из его компаний и при этом британский чиновник может вмешаться.

Внешние связи иногда могут всплывать в дебатах о правилах управления финансовыми услугами. Во время дебатов 14 октября, Ховард Флайт, лорд, заявил, что правила, направленные против отмывания денег, которые требуют по отношению к банкам ставить под особое наблюдение трансакции «лиц, занимающихся политикой» с целью противодействия коррупции, «совершенно не находятся под контролем». Лорд Флайт - директор, по меньшей мере, восьми компаний по оказанию финансовых услуг. «Работая, среди прочего, банкиром», сказал он в ходе дебатов, «я могу добавить, что самое плохое заключается в том, что банки должны учитывать каждую транзакцию на счёте лица, занимающегося политикой, будь то как деньги, поступающие на его счёт, так и деньги, которые с него снимаются».

Палата лордов уже сталкивалась с вопросами оказывания лоббистских услуг за деньги. В 2009 году Sunday Times сообщила, что четыре лорда согласны наняться репортёрам под прикрытием для оказания влияния на законодательный процесс. Членство в Палате двоих из них было остановлено, более того, после этого случая был назначен новый комиссар по вопросам этики.

Этот комиссар по этике периодически накладывает штрафные санкции на членов Палаты за нарушения Кодекса, несмотря на то, что наказания на практике могут быть лёгкими.

После того, как Дэвид Маклин стал лордом Блекантрой в 2011 году, он подписал контракт с лоббистом из Каймановых островов на сумму 12 тысяч фунтов стерлингов в месяц. Доклад некоммерческого Бюро по расследовательской журналистике привёл к организации расследования. Лорд Блекантра заявил комиссару по этике, что он не собирался заниматься лоббированием. Комиссар же решил, что он всё же нарушил правила.

Штрафная санкция: извинение

Лорд Блекантра извинился перед Палатой лордов за подписание лоббистского контракта с Каймановыми островами.

«Милорды», - сказал лорд Блекантра своим коллегам-законодателям в июле 2014 г., «хотя я никогда не предоставлял и не планировал предоставлять парламентские услуги правительству Каймановых островов в обмен на деньги, я признаю и глубоко сожалею, что вошёл в письменный контакт, в ходе которого определённо обещал оказать данные услуги».

Лорд Ховард, председатель Soma Oil & Gas - один из нескольких лордов, которые работают на компании, проводящие свои операции в Сомали, природные ресурсы которой после целых лет насилия теперь привлекают изыскателей. Он начал работать в Сомали после долгой политической карьеры. При Маргарет Тэтчер и Джоне Мэйджоре он занимал посты в правительстве и, когда он ушёл из парламента в 2010 году, новый Консервативный премьер Дэвид Кэмерон назначил Ховарда лордом.

Три года спустя лондонский инвестор и спонсор Консервативной партии Бэзил Шиблак открыл компанию по разведке месторождений нефти в Сомали. Он попросил лорда Ховарда стать её председателем. Шиблак заявил, что он нанял лорда Ховарда из-за высоких позиций, которые он занимал ранее.

Бывший лидер Консервативной партии Майкл Ховард, теперь законодатель в британской Палате лордов, безуспешно противостоял лейбористу Тони Блэру на всеобщих выборах в Великобритании в 2005 году.

Статус лорда Ховарда помог убедить правительство Сомали подписать сделку с Soma, сообщает Абдиризак Омар Мухаммед, занимавший тогда пост министра природных ресурсов Сомали, а сейчас являющийся советником президента этой страны. «Когда в вашей компании работает бывший лидер консерваторов, это определённо увеличивает её престиж», считает Мухаммед.

Сделка между Soma и правительством Сомали - контракт без указания конкретных обязательств, при необъявленных финансовых условиях - подвергся критике со стороны официальных лиц ООН. Генеральный аудитор Сомали, Нур Фарах, заявил в своём интервью, что он обеспокоен, поскольку у Soma раньше не было опыта нефтеразведки. Генеральный директор компании сказал, что контракт честный и прозрачный. Лорд Ховард, которому принадлежит доля в Soma, заявлял, что он искал заверений британских официальных лиц в том, что Великобритания, чьей колонией была Сомали, поддержит сделку. Согласно документам британского правительства, которые просмотрел Wall Street Journal, он показал британскому министру по делам Африки планы развития компании, кроме того, с ним проводил разговор и.о. заведующего африканским направлением министерства иностранных дел Британии. Великобритания открыто не поддержала сделку, но и не отказала ей в определённой помощи.

Но всему мешало эмбарго на поставки оружия со стороны ООН. Sea Bird Exploration, компания, которую наняла Soma для исследования полезных ископаемых, потребовала для своих судов вооружённую охрану, сообщает генеральный директор Sea Bird Дэг Рейнольдс. По его словам, Soma заявила, что она найдёт способы преодолеть эмбарго.

В январе 2014 г. подрядчики Soma сделали запрос в ООН по занесению компании в список исключений относительно эмбарго. Ох Джун написал письмо подрядчикам, в котором заявил, что план Soma представлял бы из себя «нарушение нынешнего режима санкций».

Гендиректор Soma решил обратиться с советом к занимавшему тогда пост британского министра по делам предпринимательства Майклу Феллону, который теперь занимает позицию министра обороны Британии; в своём письме тот ответил, что если оружие «расположено в безопасности на судне и находится под контролем профессионалов» в сомалийских водах, «на наш взгляд, применять эмбарго ООН на поставки оружия неуместно».

Soma последовала его совету. Кроме того, она наняла сомалийскую компанию, охранники которой пользовались оружием, находясь в сомалийских территориальных водах. Этой весной два исследовательских судна и восемь лодок охраны собирали для Soma данные о морской флоре. Чиновник ООН заявил, что, наняв местную компанию, Soma нашла «лазейку» в эмбарго и Совет безопасности не будет пытаться наложить на компанию санкции.

После того, как в акватории были размещены вооружённые суда, Феллон написал второе письмо компании, сказав, что она должна последовать совету ООН. Его пресс-секретарь сказал, что мнение Феллона по этому вопросу всё время оставалось неизменным и Soma лишь неправильно его поняла.

Другой запрос

Лорд Ховард заявил, что он «не вполне помнит», обсуждал ли он Soma с Феллоном. Пресс-секретарь Феллона сказал, что он этого не делал. В майском письме, прочитанном Wall Street Journal, лорд Ховард писал Феллону на фирменном бланке Soma, прося того поспособствовать встрече с сомалийским чиновником, контролировавшем исследовательские работы Soma.

Лорд Ховард писал: «Я боюсь, что это ещё одна просьба о содействии».

Юрист Soma заявил, что предыдущее содействие не было связано с компанией.

© Джастин Чек и Чарльз Форелл

Впервые опубликовано на сайте inoСМИ.Ru

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-2017, ссылка на сайт обязательна