Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

25/11/2010 АК-47: эквивалент атомной бомбы или культурный символ
Впервые опубликовано на сайте Би-би-си - Русская служба

На сайте Би-би-си - Русская служба была опубликована статья об автомате Калашникова.

Ниже статья приведена полностью.

купить книгу The Gun: The AK-47 and the Evolution of War«Автомат: АК-47 и эволюция войны» (The Gun: The AK-47 and the Evolution of War) - так называется вышедшая только что в издательстве Penguin книга американского журналиста Кристофера Чиверса (CJ Chivers).

Чиверс в течение нескольких лет возглавлял московское бюро газеты New York Times, до этого служил в американской армии, воевал в составе американской морской пехоты в первой иракской войне, а за свои военные репортажи из Афганистана был удостоен в прошлом 2009 году Пулитцеровской премии - высшей награды американской журналистики.

То есть - человек опытный и сведущий и в военном деле, и в журналистике, и в российских делах. Книга огромная - 500 страниц, обо всём её обширном содержании в одной статье не расскажешь.

Военная история

С одной стороны автомат Калашникова всем известен, а с другой - знаем мы о нём на самом деле не так уж много. Поэтому беседу с Кристофером Чиверсом, который на этом автомате «собаку съел», мы решили начать с вопроса о корнях, истоках этого легендарного оружия.

«Истоки восходят на самом деле к гитлеровской армии, которая в годы Второй мировой войны первой стала массово применять автоматическое стрелковое оружие для пехоты. Советские солдаты немедленно почувствовали превосходство этого оружия, и, как только оно попало в руки советского командования, то немедленно было принято решение сначала сделать концептуальную копию, а затем и усовершенствовать её», - рассказывает Кристофер Чиверс.

И продолжает: «Задача эта выпала на долю нескольких конструкторских бюро. Они сделали ряд прототипов, которые постепенно, путём отбора и совершенствования, превратились в знаменитый АК-47. И хотя во всём мире он знаменит как „автомат Калашникова“, на самом деле, конечно же, он был результатом работы многочисленного конструкторского коллектива».

Герой и миф

А как же прославленный изобретатель - Михаил Тимофеевич Калашников - он-то что? Был ли задействован в этой работе или это всего лишь миф? - спрашиваю я у журналиста.

«Тут и миф, и правда. Калашников, конечно, был вовлечён в эту грандиозную работу по созданию получившего его имя автомата, но советской пропагандисткой машине, наряду с новым оружием, был необходим герой. После сталинских репрессий, после многочисленных жертв войны Советский Союз испытывал острую потребность в героях - людях, беззаветно преданных Сталину, и Калашников прекрасно подходил для этой роли - как и будущие космонавты, или герои-спортсмены тех лет. Он был оружейный конструктор простого рабоче-крестьянского происхождения - идеальный образец советского героя», - считает автор книги.

Интересно, что советская промышленность и советская технология, отягощённые оковами плановой экономики, ни в коей мере не преуспевали в создании технически совершенных изделий, способных завоевать мир. Как говорят иногда, построй Советской Союз автомобиль, столь же популярный, как автомат Калашникова, мы жили бы в другом мире.

Достижение советской экономики

«Плановая экономика была, конечно же, малоэффективна, но те вещи, которые в Советском Союзе хотели сделать хорошо, делались по-настоящему хорошо. В особенности это касалось оружия - прекрасные танки, превосходные винтовки и автоматы, замечательные вертолёты - всё это у них работало», - говорит Чиверс.

на флаге Мозамбика в левой части изображён автомат Калашникова

Да, автомобилями СССР взять мир не сумел, но взял оружием. Причина, как считает профессор военного дела и проблем безопасности университета города Крэнфилд в Британии Ричард Хоумс, вовсе не в таком уж техническом совершенстве автомата Калашникова, а скорее, наоборот, в его простоте и эффективности. Именно простота и способствовала его столь широкому распространению.

«С точки зрения технической, он не является таким уж выдающимся достижением. Но дело вовсе не в этом. Главное достоинство автомата Калашникова - его простота. Он спроектирован для солдат-призывников стран коммунистического блока. Это не вершина технической мысли, но он работает и работает хорошо. Это оружие самым решительным образом нарушило традиционно существовавшую ассиметрию между едва вооружёнными повстанцами и правительственными войсками. АК-47 изменил эту существовавшую веками традицию», - говорит Ричард Хоумс.

«Всё сложное - ненужно. Всё нужное - просто. Вот под этим девизом я всё время работаю. Солдат ведь академий не кончает», - Михаил Иванович будто слушает наш разговор и комментирует его своими высказываниями. В данном случае - о простоте своего детища.

АК и атомная бомба

А вот и ещё - о его распространённости в мире и роли, которую АК-47 сыграл в борьбе вооружённых повстанцев:

«Мне рассказывали, что в Мозамбике, когда получили свободу с моим автоматом в руках, то ребята, возвращаясь домой, своим сыновьям давали имя „Калаш“. Там это - хорошее и гордое имя».

Мозамбик для Михаила Калашникова - предмет особой гордости. Ведь АК-47 стал не только именем для молодых мозамбикцев, но и стал частью государственного флага этой страны.

Мозамбик - лишь одна из многих стран, в которых АК-47 сыграл решающую роль в военной борьбе и, соответственно, в их политическом переустройстве. Роль эта оказалась настолько велика, что Кристофер Чиверс справедливо ставит автомат Калашникова на одну доску с другим символическим оружием второй половины ХХ века - куда более мощным, но, парадоксальным образом, не менее важным.

«Задумывавшийся как стандартное ручное стрелковое оружие для растущих вооружённых сил коммунистического блока АК-47 стал постепенно распространяться по миру, и для меня атомное оружие и автомат Калашникова - неразлучная пара времён холодной войны. Одно фиксировало границы и режимы, второе помогало их крушить и свергать», - говорит автор книги.

Было ли в истории другое оружие, обладавшее столь могущественной символической силой? - спрашиваю я у Ричард Хоумса.

Культурный символ

«Было конечно, оружие, становившееся символом своего времени - ну, например, огромный, в человеческий рост, английский лук, который оказал огромное влияние на все войны средневековья, или широко распространившиеся в XVI-XVII веках мушкеты, - но и то, и другое - сложные конструкции, которые было непросто делать и с которыми было непросто управляться. АК-47, пожалуй, непревзойден как простое оружие, сумевшее таким радикальным образом изменить мир. Если вы лидер „Аль-Каиды“ и хотите, чтобы вас уважали - у вас на плече должен висеть автомат Калашникова».

трон Оружия из Мозамбика

Предметом гордости, символом уважения и даже преклонения АК является не только для «Аль-Каиды», но и для немалого числа россиян:

«Мой Бог - тебя я вижу, наконец
С клеймом простого русского завода.
Кому молиться - подскажите мне,
Я знаю точно, кто бы мне помог.
Мой Бог висит на кожаном ремне,
Калашников - единственный мой Бог».

Это строчки из песни популярного в среде российских военных автора-исполнителя Дмитрия Полторацкого.

Об автомате Калашникова как культурном символе я беседую с петербургским культурологом Виктором Мазиным. Мы вспоминаем многое - и майки с изображениями «калаша», и водку «Калашников» купить крепкий алкоголь и вино в огромных бутылях в форме автомата, и зажигательную мелодию «Калашников» Горана Бреговича из фильма Underground, и британского рэпера K Lash Neck Off купить музыку в стиле r'n'b, хип-хоп, рэп, и выставленную в Британском музее скульптуру мозамбикского художника Криставао Канавато. Называется она «Трон Оружия» и представляет собой настоящий трон, сконструированный из автоматов Калашникова.

Но вот что в заключение нашего разговора сказал мне Виктор Мазин:

«Я понимаю, что по большому счёту оружие в целом и автомат Калашникова в частности принадлежат - в глобальном смысле слова - к человеческой культуре. Но мне не отделаться от воспитанного с детства водораздела между культурой как производством замечательных объектов искусства и войной, нацеленной на уничтожение человека. Я бы хотел, что при слове „русский“ - когда в Англии или в Италии я говорю, что я русский - у людей в сознании возникали имена Малевича, Филонова или Ильи Кабакова. Мне это было намного приятнее, чем услышать: „А, это война в Чечне!“ или „А, это автомат Калашникова!“ Мне не хочется смешивать эти культурные ряды».

© Александр Кан

Впервые опубликовано на сайте Би-би-си - Русская служба

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-2017, ссылка на сайт обязательна