Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

26/04/2013 Чему может научиться современный человек на примере вымирания неандертальцев
Впервые опубликовано на сайте inoСМИ.Ru

На сайте inoСМИ.Ru была опубликована статья о неандертальцах.

Ниже статья приведена полностью.

Это неопровержимый археологический факт: современный человек выжил, а неандерталец нет. Почему? И что это говорит нам о нашем собственном выживании?

Неандертальцы - это люди, вымершие примерно 20-30 тысяч лет назад. Сейчас ведутся дебаты о том, кем были эти люди, но несомненно то, что ни одного неандертальца не осталось. Всё, что осталось от сотен семей и племён неандертальцев, скитавшихся по просторам Европы и Центральной Азии, это несколько сомнительных погребений, кости, орудия труда и художественные артефакты - а также ДНК, унаследованная от них человеком. Как нам избежать судьбы неандертальцев? Это зависит от нашего взгляда на причины вымирания неандертальского человека за те тысячелетия, что прошли с момента его встречи с гомо сапиенс.

реконструкция облика Homo neanderthalensis

40 000 лет назад люди волнами распространялись по всему миру, идя из Африки и заселяя Европу, Азию и даже Австралию. Но эти люди не были одинаковы. Когда некоторые группы человека разумного вышли из Африки, они отправились на север, а затем на запад. В этих густо заросших лесами землях они лицом к лицу встретились с другими людьми, у которых было более крепкое телосложение и более светлая кожа. Эти люди на протяжении тысячелетий проживали на холодных лесных просторах Европы, России и Центральной Азии. Сегодня мы называем их неандертальцами. Назвали их так из-за пещер в долине Неандерталь в Германии, где в XIX веке был найден и идентифицирован первый череп неандертальца.

Неандертальцы не были единой группой. Они широко разошлись по просторам Европы, Азии и Ближнего Востока, сформировав региональные группы, похожие чем-то на современные человеческие племена и расы. Видимо, эти группы существенно отличались одна от другой. Неандертальцы, как и гомо сапиенс, пользовались орудиями и огнём. Возможно, у разных групп неандертальцев были разные языки и культурные традиции. Но во многом они разительно отличались от человека разумного, живя изолированными группами по 10-15 человек и имея мало ресурсов. Они обладали некоторыми орудиями, скажем, копьями для охоты, а также заострёнными осколками камней, при помощи которых неандертальцы мездрили шкуры, резали мясо и раскалывали кости. В отличие от человека разумного, который питался разнообразно, употребляя в пищу различные овощи и мясо, неандертальцы были в основном мясоедами, и им приходилось сталкиваться с исключительно трудными периодами, когда они испытывали острую нехватку еды. Но есть немало свидетельств того, что во времена невзгод и лишений они заботились друг о друге. В пещере в Ираке были найдены окаменелые останки скелета неандертальца, получившего ужасные травмы. У него была размозжена глазница и оторвана рука. И, тем не менее, его кости со временем зажили. Подобно современным людям, эти гоминины выхаживали соплеменников после того, как те получали угрожающие жизни раны и травмы.

Примерно через 10000 лет после первой встречи с гомо сапиенс все группы неандертальцев вымерли, а человек разумный стал на земле доминирующим гоминином. Что же произошло за эти тысячелетия, когда человек разумный жил бок о бок с существами, которые наверняка казались ему пришельцами-гуманоидами?

Несколько десятилетий назад большинство учёных ответило бы, что это был настоящий кошмар. Ричард Клейн из Стэнфорда, проведший годы во Франции за сравнением орудий неандертальцев и ранних людей, понизил голос на целую октаву, когда я недавно попросил его описать встречу между этими группами гомининов. «Думать о холокосте не очень хочется, но это вполне возможно», - заявил он. Он сослался на мнение, бытующее среди многих учёных-антропологов, полагающих, что человек разумный истребил неандертальцев, обладая более совершенным оружием и интеллектом. Долгое время не существовало вообще никаких иных объяснений быстрого исчезновения неандертальцев после появления на их территориях гомо сапиенс.

Но сегодня в области популяционной генетики появляется всё более убедительная совокупность доказательств, рассказывающих совсем другую историю о том, что случилось, когда две группы первых людей жили вместе, деля одни и те же пещеры и очаги. Антропологи, такие как Милфред Уолпофф из Мичиганского университета и Джон Хокс, предположили, что две эти группы сформировали новую, гибридную человеческую культуру. Согласно их теории, вместо истребления неандертальцев человек разумный производил с ними на свет потомство, делая это до тех пор, пока генетическая уникальность неандертальцев через поколения не растворилась постепенно в гомо сапиенс. Эта идея подтверждается убедительными доказательствами, состоящими в том, что в ДНК современного человека есть гены неандертальцев.

Вне зависимости от того, убивал человек разумный неандертальцев или совокуплялся с ними, они встречались в промёрзших лесах Европы и России. И факт остаётся фактом: наши крепкие двоюродные собратья больше не живут среди нас. Эта группа человеческих существ вымерла. История о том, как это случилось, - в равной степени история выживания и уничтожения.

Образ жизни неандертальцев

У нас имеются лишь отрывочные сведения о жизни неандертальцев до появления гомо сапиенс. Хотя они отличались от человека разумного, это не был какой-то другой вид. Некоторые антропологи называли неандертальцев «подвидом», чтобы подчеркнуть их эволюционное отличие от нас. Однако имеется немало свидетельств, говорящих о том, что неандертальцы могли скрещиваться с человеком разумным и делали это. Вопреки бытующему популярному мнению, неандертальцы вряд ли были смуглыми. Скорее всего, эти ранние люди были бледнолицыми, возможно, у них были рыжие волосы. Мы знаем, что они охотились на мамонтов и другую крупную дичь, используя свои копья. У многих скелетов неандертальцев сломанные, но сросшиеся кости, причём сросшиеся неправильно. Это говорит о том, что они убивали дичь в ближнем бою и в процессе сражений получали множественные раны и травмы. Кроме того, им пришлось столкнуться с серьёзными изменениями климата. Европейский и азиатский климат менялся от ледникового периода до более тёплых периодов, когда жизнь неандертальцев вошла в пору расцвета. Такие температурные изменения постоянно вынуждали неандертальцев менять знакомые охотничьи угодья, переходя в другие места. Многие из них укрывались от холодной погоды в просторных пещерах с видом на поросшие лесом долины или с обрывистым выходом на побережье.

Хотя ареал обитания неандертальцев простирался от Западной Европы до Центральной Азии, их популяция, скорее всего, была незначительной. Согласно самой щедрой оценке, на пике развития в мире в целом существовало 100000 особей, а многие учёные считают, что их могло быть меньше 10000. Изучив рост эмали на зубах неандертальцев, антропологи определили, что многие из них в детстве и молодости периодически страдали от сильнейшего голода. Эта проблема усугублялась их мясной диетой купить книги о похудении и диетах. Когда охота на мамонта не давала результата, или когда в холодный сезон их любимая дичь болела либо страдала от истощения, неандертальцы недоедали месяцами. Они хоронили умерших, делали орудия и (по крайней мере, в одном случае) строили дома из костей мамонтов. Но у нас нет традиционных свидетельств, указывающих на наличие у неандертальцев языка или культуры в известном нам виде и форме. Обычно такими свидетельствами становятся сохранившиеся до наших дней предметы художественного творчества или знаковой культуры. После встречи с человеком разумным неандертальцы делали предметы художественного творчества и сложные орудия, но мы пока не нашли ни единого предмета искусства купить книги по искусству и культуре однозначно неандертальского происхождения.

Но есть интригующие намёки. В Испании недавно нашли могилу неандертальца, которой 60000 лет. Найденные артефакты свидетельствуют, что до появления человека разумного неандертальцы могли общаться символами. Исследователи обнаружили останки троих неандертальцев, аккуратно уложенных в могилы в одинаковых позах с поднятыми над головой руками. Трупы были обложены камнями. Вместе с телами находились отрубленные лапы ягуара. Это создаёт впечатление, что находка является похоронным ритуалом, в котором были «погребальные предметы», то есть, символические вещи, уложенные в могилы. Антрополог из Университета им. Вашингтона в Сент-Луисе Эрик Тринкхаус говорит о том, что у неандертальцев мог иметься знаковый интеллект, как у современного человека.

Такие места захоронений подвели многих учёных, в том числе, Тринкхауса, к выводу о том, что неандертальцы могли говорить и даже петь. Однако у нас нет достаточного количеств археологических доказательств, чтобы сдвинуть в ту или иную сторону точку зрения всего научного сообщества.

И напротив, жившие во времена первых контактов с неандертальцами гомо сапиенс оставили после себя массу свидетельств наличия у них знакового мышления. Костяные иглы говорят о том, что человек разумный шил одежду и проделывал отверстия в ракушках в поисках жемчуга купить модные ювелирные украшения. На стоянках первобытного человека находили даже следы смесей с присутствием красной охры, которую он мог использовать для чего угодно, в том числе, для изготовления краски и косметики купить различные товары для здоровья и красоты. Эта совокупность доказательств говорит о том, что группы гомо сапиенс использовали орудия не только для выживания; они использовали их для украшения. А культура в известном нам виде наверняка начиналась с таких простых украшений.

Таким образом, если смотреть на это с точки зрения неандертальцев, то между ними и новоприбывшими людьми разумными существовала огромная пропасть. Новички не только выглядели иначе, будучи выше, тоньше, с маленькими черепами. Они наверняка болтали между собой на невероятно сложном и непонятном языке, а также носили странные наряды. Пытались ли неандертальцы общаться с этими людьми, приглашали ли они их отобедать мясом мамонта?

По мнению таких антропологов, как Клейн, который говорил о неандертальском холокосте, ответ на этот вопрос однозначно отрицательный. Он относится к тому направлению антропологической мысли, сторонники которого утверждают, что человек разумный мог реагировать на неандертальцев исключительно с ненавистью, отвращением и безразличием к их бедам и невзгодам. После прибытия гомо сапиенс в ареал обитания неандертальцев в их жизни открылась новая глава, отмеченная кровопролитием и голодом, поскольку люди разумные убивали неандертальцев и гораздо успешнее охотились на их дичь, обладая более совершенным оружием. Неандертальцы были бедны, малочисленны, и поэтому их вымирание стало неизбежным.

Эта история может показаться знакомой тем, кто начитан об истории колонизации Америки. Человек разумный выступил в роли европейцев, прибывших на своих кораблях в Новый свет, а неандертальцы сыграли роль обречённых на истребление аборигенов. Но Клейн видит огромное различие между неандертальцами и туземцами, которых европейцы встретили в Америке. Согласно его утверждению, когда появился гомо сапиенс, никакого «культурного обмена» не было, так как у неандертальцев не было культуры. Представьте, что бы произошло, если бы испанцы прибыли в Америку, а у местного населения не было ни богатств, ни науки, ни больших городов, ни обширных сельскохозяйственных угодий. Неандертальцу нечем было обмениваться с человеком разумным, и поэтому вновь прибывшие видели в нём животное.

Клейн признаёт, что между неандертальцами и гомо сапиенс могли возникать мимолётные сексуальные отношения, однако «современные самцы готовы совокупляться с чем угодно». С ним соглашается доктор Таттерсолл. «Возможно, в эпоху плейстоцена и был определённый межродовой адюльтер», - шутит он. Но это не являлось признаком культурного сближения. По мнению Клейна и Таттерсолла, любые не враждебные взаимоотношения между двумя группами людей были больше похожи на братание, чем на братство.

Но существует и противоположная точка зрения, которой придерживается новое поколение антропологов. Приободрённые новыми генетическими открытиями, когда в геноме современного человека были обнаружены следы неандертальских генов, эти учёные утверждают, что кроме обычного совокупления было и многое другое. На самом деле, есть доказательства того, что с появлением гомо сапиенс культура бедных и вечно голодных неандертальцев могла самым драматичным образом измениться. В некоторых неандертальских пещерах находят как традиционные орудия неандертальцев, таки и орудия гомо сапиенс. Трудно сказать, свидетельствует ли это об эволюции гибридной культуры, или человек разумный просто отнимал у неандертальцев их пещеры и начинал складывать свой мусор в те же самые ямы, которыми ранее пользовались неандертальцы. И, тем не менее, во многих пещерах, где до своего вымирания размещались неандертальцы, полно украшений, росписей, орудий и даже красок. Может, они подражали человеку разумному? Или они стали частью первобытного смешения особей, занимаясь тем самым культурным обменом, который Клейн и Таттерсолл полностью исключают?

Истребление и ассимиляция

Сложные дебаты о том, что произошло с неандертальцами, можно свести к двум доминирующим теориям: либо человек разумный истребил других людей, либо он соединился с ними.

Согласно африканской «теории замещения», которую иногда называют новой теорией африканского происхождения, гомо сапиенс вышел из Африки и подчинил себе Homo neanderthalensis. Это соответствует утверждениям Клейна о неандертальском холокосте. По сути дела, группы гомо сапиенс заменили собой своих дальних родственников. Возможно, произошло это в результате войн и захвата территорий. Это простая теория, и к её достоинствам относится то, что там сопоставляются археологические находки из пещер, где останки неандертальцев находятся ниже останков гомо сапиенс, как будто человек разумный вытолкал своих неандертальских соседей на холод и обрёк их на умирание.

В конце 1980-х годов биохимик из Гавайского университета Ребекка Канн с коллегами нашла способ подтвердить африканскую теорию замещения генетическими доказательствами. Команда Канн опубликовала результаты обширного исследования митохондриальной ДНК, или маленьких кусочков генетического материала, который без изменений передаётся от матери к детям. Учёные обнаружили, что все люди на нашей планете генетически происходят от одной женщины гомо сапиенс из Африки по кличке «Митохондриальная Ева». Если все мы можем проследить свои корни, ведущие к одной африканской женщине, то как мы можем быть продуктом скрещивания? Наверняка мы перебороли неандертальцев, распространяя ДНК Митохондриальной Евы повсюду, куда направляли свои стопы. Однако митохондриальная ДНК даёт лишь малую часть общей генетической картины. Когда учёные секвенировали полные геномы неандертальцев, они обнаружили несколько последовательностей ДНК, которые являются общими как для современного человека, так и для его неандертальского родственника.

Кроме того, какова вероятность того, что группа кочевников гомо сапиенс могла напасть на общину неандертальцев? В конце концов, это были исследователи и путешественники, шедшие в неизвестность. Может, орудий у неандертальцев было не очень много, но у них имелись смертоносные копья, которыми они убивали мамонтов. У них был огонь. Даже имея численное преимущество, могли ли эти незваные гости из числа гомо сапиенс обладать достаточной силой и средствами для нанесения мощного удара, стирающего с лица земли целую цивилизацию? Вместо вступления в войну с соседями, которая требует больших ресурсов, люди разумные могли предпочесть ей обмен со странно выглядящими местными жителями, а со временем и поселиться по соседству. Постепенно, благодаря обмену (ну да, и периодически сражениям) две группы могли сблизиться культурно и генетически до такой степени, что различить их было уже невозможно.

Именно такое направление мысли лежит в основе теории так называемого мультирегионального происхождения человека. Эта теория, популяризованная Уолпоффом и его коллегой Джоном Хоксом, соответствует тем археологическим находкам, которые подтверждают теорию замещения. Но у неё совершенно другая трактовка.

Идея Уолпоффа основана на представлении о том, что предки неандертальцев и людей разумных покидали Африку не какими-то отдельными группами, не пересекаясь друг с другом до тех пор, пока не произошла та роковая встреча, которую с таким ужасом описывает Клейн. Уолпофф думает иначе. Он полагает, что люди, покинувшие Африку 1,8 миллиона лет тому назад, проложили путь и многим другим древним гоминидам, причём в обоих направлениях. Вместо нескольких чётко обозначенных миграций с континента люди расширяли свои территории постепенно, шаг за шагом, по сути дела, продвигаясь раз за разом на несколько километров, а не проходя тысячи километров к своему новому дому. На самом деле, концепция миграции из Африки основана на искусственных границах между этим континентом и Азией, которые для наших предков не имели никакого смысла. Они расширяли ареал своего обитания, заполняя свои любимые тропические леса. Так уж получилось, что леса эти на протяжении многих периодов человеческой эволюции простирались через всю Африку и Азию. Первые люди бродили туда-сюда между Африкой, Азией и Европой сотни тысяч лет. Для неандертальцев и человека разумного всё это было просто большим лесом.

Если правы такие учёные как Уолпофф (а Хокс представил убедительные генетические доказательства их правоты), то это означает, что человек разумный не покинул Африку раз и навсегда в темпе марша и не крушил на пути всех прочих людей. Скорее всего, он распространялся по миру благодаря обширной системе родственных связей, в которую могли входить неандертальцы и другие ранние люди, такие как денисовский человек и человек прямоходящий.

Важно понять, что мультирегиональная теория вовсе не говорит о параллельной эволюции двух или трёх отдельных человеческих родословных, приведшей к современным расам. Это широко распространённое, но неверное представление. В мультирегиональной теории описывается сценарий миграции человека, похожий на то, что мы наблюдаем сегодня, когда современные люди всё время перемещаются из одного региона в другой. По мнению мультирегионалистов, никогда не существовало двух чётких волн миграции, одна из которых привела к неандертальцам, а вторая спустя сотни тысяч лет представляла собой массовое передвижение гомо сапиенс. Согласно их точке зрения, миграция и эволюция гомо сапиенс началась 1,8 миллиона лет назад и никогда не прекращалась.

Многие антропологи считают, что истина лежит где-то посередине между теорией замещения и мультирегионализмом. Такие учёные готовы признать, что было несколько чётких волн миграции, но гомо сапиенс не «замещал» неандертальцев. Скорее, группы людей разумных ассимилировали своих необычных родственников путём ранних человеческих смешанных браков.

Можно предположить, что когда неандертальцы, стоя у входов в свои каменные пещеры, увидели, как первый гомо сапиенс входит в их лесистые долины, они усмотрели в этом благоприятную возможность, а не сбивающую с толку угрозу. Согласно такой версии событий, наши древние родственники имели меньше ресурсов и с трудом выживали, но по умственному развитию они были наравне с гомо сапиенс. Они обменивались с новичками идеями, находили способы общения и вместе воспитывали детей. Дети от их смешанных браков оказали огромное воздействие на будущее своих видов, а гены самых успешных неандертальцев перешли наружу - к некоторым популяциям гомо сапиенс. Неандертальцы вымерли, но их дети от скрещивания выжили, присоединившись к нам.

То, во что вы верите - в истребление неандертальцев человеком разумным или в их ассимиляцию, во многом зависит от ваших взглядов на собственный вид. Клейн не считает, что неандертальцы были ущербными, обречёнными на вымирание людьми. Он просто полагает, что ранний гомо сапиенс, скорее всего, убивал и насиловал неандертальцев в Европе, обрекая их на холокост, а не выстраивал альянсы с аборигенами. Как показывает его комментарий о сексуальных предпочтениях современных мужчин, Клейн строит свою теорию на наблюдениях за гомо сапиенс в современном мире. Таттерсолл усиливает доводы Клейна, высказывая мнение о том, что люди 40000 лет тому назад обращались с неандертальцами примерно так же, как мы сегодня обращаемся друг с другом. «Сегодня человек разумный представляет наибольшую угрозу собственному существованию. И вымирание неандертальцев вполне вписывается в эту картину», - говорит он. Таттерсолл полагает, что мы истребили неандертальцев точно так же, как сегодня истребляем самих себя.

Хокс же говорит о более сложных взаимоотношениях между гомо сапиенс и неандертальцами. Он считает, что неандертальцы могли развивать культуру, просто у них не было для этого ресурсов.

«Они справлялись, живя в мире, где мало кто из нас смог бы выжить», - заявляет Хокс, имея в виду невыносимый холод и нехватку еды в тех местах, которые неандертальцы называли своим домом. Антропологи, по мнению Хокса, часто задают неверные вопросы нашим вымершим собратьям: «Почему вы не изобрели лук и стрелы? Почему вы не строили дома? Почему вы поступали не так, как мы?» Как считает Хокс, ответ не в том, что неандертальцы не могли это сделать, а в том, что они не обладали возможностями для обмена идеями между группами, какие имеются у человека разумного. Их группы были настолько удалены друг от друга и рассредоточены по земле, что у них не было никаких шансов для обмена информацией и для приспособления своих орудий к жизни в новых условиях. «Они были другие, но это не значит, что между нами существовала пропасть, - делает свой вывод Хокс. - Они делали вещи в условиях таких страшных ограничений и лишений, что современному человеку это трудно понять». Если сказать иначе, неандертальцы целые дни проводили в смертельной схватке за пропитание, чтобы накормить своих детей. В результате у них уже просто не оставалось энергии, чтобы по вечерам изобретать лук и стрелы. Но несмотря на эти ограничения, они создавали свои маленькие сообщества, вместе охотились, заботились друг о друге и отдавали дань уважения умершим.

Когда появился гомо сапиенс, неандертальцы получили, наконец, доступ к знаковой коммуникации и техническим приспособлениям, которые они сами создать не смогли. Многочисленные находки археологов свидетельствуют о том, что они быстро перенимали те навыки, которые приносил с собой гомо сапиенс, и начинали использовать их в целях приспособления к миру, где они жили вместе с другими группами, регулярно обменивавшимися идеями. Вместо того, чтобы вынужденно вымирать, неандертальцы пользовались богатой культурой гомо сапиенс и пережили свой собственный культурный взрыв. Иными словами, человек разумный ассимилировал неандертальцев. Отчасти этот процесс был принудительным, как сегодня часто бывает с ассимиляцией.

Дополнительные подтверждения тезисам Хокса даёт ДНК неандертальцев. Образцы их генетического материала могут показать, что произошло в результате межродового адюльтера в эпоху плейстоцена. Группа генетиков из института им. Макса Планка во главе со Сванте Паабо секвенировала геномы нескольких неандертальцев, умерших менее 38000 лет назад. Изолировав некоторые генетические последовательности, являвшиеся уникальными и принадлежавшие только неандертальцам, они обнаружили свидетельства того, что подгруппа таких последовательностей после первого контакта между этими людьми появилась и у гомо сапиенс. Эти данные не доказывают со всей определённостью, что гены передались от неандертальцев современному человеку, однако это весьма убедительный аргумент в пользу сценария с ассимиляцией и против сценария истребления.

Важный вопрос для антропологов заключается в том, ведёт ли человек разумный «чистую» родословную от единой линии гомининов, таких как Митохондриальная Ева. Но чем больше мы накапливаем генетических данных, тем больше кажется учёным, что наша генеалогическая линия это настоящее лоскутное одеяло, состоящее из множества людей и культур, которые смешивались, распространяясь по свету. Сегодняшний человек это потомок тех людей, которые выжили после изматывающих переселений, в суровых климатических условиях и вопреки глобальным катастрофам.

Большинство антропологов с готовностью признают, что мы просто не знаем, какие произошли события, когда ранний человек покинул Африку; и они привыкли пересматривать свои теории с появлением новых данных и открытий. Влиятельный учебник Клейна «The Human Career» (Карьера человека) полон оговорок о том, что многие из существующих теорий постоянно оспариваются и пересматриваются. Так, в 2011 году антрополог Саймон Армитидж опубликовал работу, в которой высказывается предположение о том, что гомо сапиенс пришёл из Африки ещё 200000 лет назад, поселившись на Ближнем Востоке. Это полностью противоречит прежним теориям, в которых утверждается, что человек разумный покинул Африку лишь 70000 лет назад. История о том, как наши предки пришли со своей африканской родины, оказалась столь же запутанной и сложной, как мыльная опера. И скорее всего, в ней не меньше секса и смертей.

Кто выжил, чтобы рассказать о случившемся?

Уничтожили ли гомо сапиенс неандертальцев или слились с ним, мы остаёмся с основным фактом антропологической истории, состоящим в том, что современный человек выжил, а неандертальцы нет. Возможно, члены семьи гомо сапиенс выживали лучше своих собратьев из числа неандертальцев, потому что последние не обменивались знаковой информацией, жили слишком рассредоточено и были слишком бедны для того, чтобы достичь культурной критической массы, как это сделали их собратья из Африки. Но, похоже, что в конечном итоге неандертальцы всё же внедрились в образ жизни человека разумного. Наши неандертальские собратья продолжают жить в ДНК современного человека, потому что они находились в близких, даже интимных отношениях со своими новыми соседями из числа гомо сапиенс.

Сванте Паабо, возглавивший проект по секвенированию ДНК неандертальцев, недавно объявил о новом открытии, которое проливает свет на то, почему человек разумный остался жив, в отличие от человека неандертальского. Команда Паабо проанализировала секвенированный недавно геном денисовцев - гомининов, которые ближе к неандертальцам, чем гомо сапиенс. Учёные пришли к заключению о наличии нескольких чётких участков ДНК, которые у гомо сапиенс не являются общими ни с ДНК неандертальцев, ни с ДНК денисовцев. В некоторых участках имеются гены, соединённые с неврологическими связями, которые человек может формировать у себя в мозгу. Иными словами, может быть так, что более развитая способность человека разумного к знаковому мышлению связана с уникальными цепочками ДНК, каких нет у неандертальцев.

«Есть смысл сделать предположение о том, что произошедшее в те давние времена имеет отношение к связям в головном мозге, потому что … у неандертальцев мозг был такой же крупный, как у современного человека, - заявил Паабо на пресс-конференции в 2012 году, объявляя о своём открытии. - Относительно размера тела мозг у них был даже больше [чем у гомо сапиенс]. Однако у человека разумного произошло нечто особенное. Нечто типа быстрого технического и культурного развития, появления больших социальных систем и так далее».

Иными словами, мозг у гомо сапиенс был смонтирован немного иначе, чем у других гомининов. А когда неандертальцы слились с сообществами гомо сапиенс, рожая детей от вновь прибывших, у их смешанного потомства вполне могли появиться точно так же по-иному смонтированные мозги. Если смотреть на это именно с такой точки зрения, то получается, что человек разумный ассимилировал неандертальца биологически и культурно, подключив его к традиции обмена идеями, которая обеспечила быструю адаптацию даже в крайне неблагоприятных условиях.

Мозг у первых людей постепенно развивался, помогая им распространять свои идеи и доводить их до соплеменников, хотя мы рассредоточивались на всё более обширной территории, живя среди новых семей, родов и общин. Возможно, что такая связность, как неврологическая, так и социальная, как раз и позволила человеку разумному ассимилировать своих родственников неандертальцев. Однако наша способность рассказывать истории также даёт нам возможность по сей день помнить этих далёких и странных предков.

Величайшим преимуществом людей 30000 лет тому назад могла быть их необычайная способность ассимилировать другие культуры. Но в более современной человеческой истории такого рода связность едва не уничтожила нас. Когда человеческая культура увеличила свои масштабы, объединив беспрецедентное по своему количеству население, наша страсть к ассимиляции начала распространять бедствия и напасти по всему современному миру, едва не уничтожив многократно всё человечество. Она также породила смертоносный голод. В большом масштабе старая привычка человека создавать сообщества может превращаться в патологию. Спустя тысячи лет после слияния неандертальцев и людей разумных те обычаи и привычки, которые помогли нам выжить в доледниковой Европе, в некоторых условиях и ситуациях превратились в тяжкое бремя. Они вели к уничтожению целых цивилизаций и заставляли нас навсегда менять структуру человеческого сообщества.

В статье представлены выдержки из книги Аннали Ньюиц «Scatter, Adapt and Remember: How Humans Will Survive a Mass Extinction» (Беги, приспосабливайся и помни: Как люди избегут массового вымирания).

© Аннали Ньюиц

Впервые опубликовано на сайте inoСМИ.Ru

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-2017, ссылка на сайт обязательна