Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

29/12/2005 Грозный Дед Мороз против весёлой «святой Коли»
Впервые опубликовано на сайте Культура письменной речи

На сайте Культура письменной речи была опубликована заметка о Деде Морозе и Санта Клаусе.

Ниже заметка приведена полностью.

С Дедом Морозом связаны наши детские воспоминания о празднике Нового года. Именно его (с мешком сладостей, конечно) все ждали у горящей разноцветными гирляндами ёлки, ему корявым почерком писали открытки и отправляли их «на Северный полюс».

Но боюсь, что сегодняшние дети делают свои заявки на подарки совсем другому персонажу - Санта Клаусу.

Дед Мороз

Виной тому реклама, а ещё - обилие иноземных рождественских игрушек купить праздничные украшения в магазинах и диснеевских мультфильмов купить детские фильмы и мультфильмы в телеэфире. Судя по ним, главными героями зимних праздников в России становятся старичок-здоровячок с плаката «Кока-Колы» и его мохнатый друг-олень, а о статном Деде Морозе со Снегурочкой современные дети начинают потихоньку забывать. И это очень неправильно.

Русский - единственный из всех мировых языков, который легко принял такой странноватый американизм. В основе имени Санта Клаус лежит довольно-таки безграмотное смешение слов, рожденных разными культурами и нациями. Посудите сами: Клаус - немецкий вариант имени Николай, а «Санта» значит «святая» (именно женского рода!) по-итальянски, по-испански или по-португальски. Выходит, что прозвище Санта Клаус можно, если постараться, перевести примерно как «святая Коля». Понятно, почему ни в одной другой стране мира, кроме космополитичных Штатов, такое несимпатичное имя для традиционного героя рождества не прижилось.

В Великобритании этот персонаж по-прежнему зовется Father Christmas, Рождественским Отцом, в Германии - Weihnachtsmann (то же самое), в Италии - Баббо Натале, что переводится и как Рождественский Отец, и даже по-сицилийски сердечно - как «родной папа», в Испании, Франции и Скандинавии имена легендарного дедушки составлены по тому же принципу. Финский Йоулупукки - это «рождественский козел» (в традиционном финском эпосе местный Дед Мороз был облачен в козлиную шкуру).

Но имя Санта Клаус появилось в Америке не из ниоткуда: во многих из перечисленных стран покровителем рождества считался святой Николай, мирликийский архиепископ, живший 17 веков назад и прославившийся своей помощью обделённым детям. Особенно почитали его почему-то в Голландии, где он звался Синтер Клаасом. Именно иммигранты из Нидерландов привезли в Новый Свет легенду этого героя и его имя. Выходцы из англоязычных стран сначала потешались над странным ритуалом своих соседей, таскавших деревянные статуи какого-то Клааса по улицам американских городов каждую зиму. Вашингтон Ирвинг в 1809 году опубликовал сатирическую «Историю города Нью-Йорка», где подробно и весьма иронично описывал свое знакомство с Синтер Клаасом.

Спустя несколько лет жители континента успели привыкнуть к этому персонажу. Приняли его и, естественно, исковеркали имя деда на свой лад. Труднопроизносимый «синтер» превратился в привычное благодаря соседству с испаноязычными переселенцами слово «санта». О том, что это прилагательное женского рода, жители США, конечно, не задумывались - просто, вероятно, перенесли его из названий мексиканских поселений - Санта-Моника, Санта-Барбара… Голландское имя Клаас на Новой земле трансформировалось в более распространенное здесь немецкое Клаус. В 1822 году житель Нью-Йорка, стоматолог Клемент Кларк Мур опубликовал сказочную поэму для детей, где главным действующим лицом выступил Санта Клаус.

Санта Клаус

Но вскоре и это имя утратило и без того смутные национальные очертания: напечатанное Claus маленькие американцы, а вслед за ними и их родители, стали произносить согласно правилам английского языка - «Клоз». Так и живет с тех пор в Штатах «мозаичный» рождественский дед Санта Клоз.

С середины XIX века у него есть и портрет - художник Хандон Сандблом нарисовал для праздничной рекламной кампании «Кока-Колы» бодрого бородатого толстяка, которого сразу же полюбили и дети, и взрослые. Такого и только такого Санту теперь ждут и в Америке, и в России. Отечественный грозный Дед Мороз с посохом, повелевающим бурями и ветрами, нашим дошкольникам нравится меньше, чем демократичный Санта Клаус, весело подмигивающий из оленьей упряжки. От российского Мороза можно ждать и наказания за плохое поведение, а жизнелюбивый Клаус и сам не без греха - он зачастую изображён с дымящейся трубкой во рту…

Но всё-таки очень не хочется, чтобы наш родной Дед Мороз, добрый пожилой богатырь, уступил место в рождественских открытках смешному и нелепому чужестранцу Санта Клаусу.

© Алла Шарандина

Впервые опубликовано на сайте Культура письменной речи

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-2017, ссылка на сайт обязательна