Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

Лондон. Биография: Вступление
Впервые опубликовано на сайте Русский Журнал

В книге «Лондон. Биография» Питер Акройд купить путеводители по Великобритании исходит из представления о британской столице как о живом существе. Искусственное образование, покоящееся «не на необходимости того или иного рода, а на прибыли и спекуляции», город становится такой же данностью, такой же первичной средой обитания, такой же родиной всех жестоких и добрых побуждений, какой для иных мыслителей была природа. Как явствует из многочисленных приведенных в книге цитат, такой взгляд вполне обычен для английского восприятия и мышления. Город может оказаться местом твоей погибели - но от него не уйти. Более того, сама искусственность города - искусственная яркость его рекламы, искусственная мгла его пропитанного дымом тумана - порой становится источником энергии и воодушевления. Извращенность? Да, если хотите. Но эта «извращенность», по Акройду, органически присуща природе человека и, соответственно, города, созданного человеком. Рискну предположить, что такой уравновешенный в своем роде взгляд на город и природу как на равноправные, хоть и во многом противостоящие друг другу силы нелегко принять в России, где традиционно природе отдается предпочтение, где велик культурный соблазн отвергнуть искусственное, чужеродное, то, что «от лукавого». Тому есть великие примеры - взять хотя бы революционный порыв Льва Толстого купить книги и экранизации Льва Николаевича Толстого, противника городской цивилизации. В книге Акройда город, как природа, свиреп и ласков, уродлив и прекрасен, требователен и щедр. Он в равной мере проникнут памятью и забвением. «Город потому красивей сельской местности, что он богат человеческой историей. <…> Он - натуральная среда для тех, кто испытывает потребность оглядывать землю в поисках современников и сотоварищей». Акройд произносит эти слова в скромной главе о лондонской погоде. Страсть книги, ее пафос - удержать историческую память, сострадательную память обо всем малом, обо всем человеческом и соразмерном человеку. «Из городов мира Лондон, кажется, наиболее тесно населен своими умершими и громче всех отзывается на шаги минувших поколений». И еще одно, может быть, самое важное для Акройда слово: continuity - преемственность. Он с восхищением показывает, как крохотный участок города из века в век сохраняет свое лицо - скажем, остается верным одному виду деятельности, благородной или сомнительной, созидательной или разрушительной (впрочем, обычно - все это вместе, в неразлучном единстве). И «если существует такая вещь, как непрерывность опыта, как преемственность жизни, то не связана ли она с самой территорией, с местной топографией? Не служат ли сами улицы и переулки источниками тех или иных видов деятельности или фигур наследственного сцепления времен?»

Из этой большой, прихотливо построенной книги, в семидесяти девяти главах которой затронуты самые разные лондонские темы - история, погода, свет и тьма, болезни, преступность, еда и питье, развлечения, бунты, канализация, шум и тишина, пожары и так далее, - вниманию читателя предлагаются отрывки, посвященные главным образом Лондону XIX и XX веков.

Лондон как живое существо. Что это - метафора или своего рода религия? Пусть об этом судит читатель.

© Питер Акройд, Л. Мотылев

Впервые опубликовано на сайте Русский Журнал

Вернуться Продолжить
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-today, ссылка на сайт обязательна