Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

Эти странные бельгийцы: Бизнес

Со стороны Бельгия кажется страной одних лишь мелких предпринимателей купить бизнес-книги. Здесь до сих пор на каждом шагу попадаются крошечные семейные предприятия - фирмы по дизайну и отделке, мастерские, магазины, гаражи и химчистки. Мужчины в cache-poussière (серых рабочих халатах), едва дотерпев до рассвета, с первым лучом солнца открывают свои мастерские по ремонту бытовых электроприборов, а хозяйки магазинчиков перед тем, как закрыть их и положить на ночь выручку в сейф, на совесть моют в своих заведениях пол и порог.

Однако сейчас в бельгийской экономике главенствующую роль играют многопрофильные корпорации, зачастую иностранные или транснациональные. Компании «Societe Generale de Belgique», в основном контролируемой французами и голландцами, по оценкам специалистов принадлежит треть бельгийской промышленности, в том числе огромный химический конгломерат «Solvay», а также крупнейший в стране банк. Тем не менее, все приезжие по-прежнему замечают в Бельгии лишь маленькие мастерские и магазинчики, а вовсе не индустриальных гигантов.

Бриллианты

Антверпен - второй по величине порт Европы после Роттердама. Одни его доки тянутся на 80 миль. По ночам окрестности города выглядят фантасмагорически: многочисленные перерабатывающие заводы гудят, окружённые жутковатым оранжевым заревом. Антверпен также является мировой столицей ювелиров, среди которых традиционно заправляют еврейские семьи. Их конторы, зарабатывающие на обработке 85% от всего количества неотшлифованных алмазов в мире потрясающие воображение суммы, теснятся неподалёку от железнодорожного вокзала на ничем не примечательном пятачке площадью в одну квадратную милю.

Сувениры

Бельгийцы без зазрения совести сбывают туристам поиск, подбор и бронирование отдыха online всякое барахло. И чего только тут нет! Штопоры, увенчанные миниатюрными фигурками «Писающего мальчика», брелоки для ключей с изображением Тентена, якобы средневековые пыточные орудия и нижнее бельё купить женское бельё с изображением «Атомиума».

Туристам продают даже кружева. Некогда их плетением занимались в многочисленных beguinages (бегинажах) девушки, дожидавшиеся в этих полурелигиозных благотворительных учреждениях с монастырским укладом либо пока их не возьмут замуж, либо пока за ними не явится старуха с косой. Менялась мода, и спрос на кружева то рос, то падал. В девятнадцатом веке, когда все буквально помешались на кружевах, в Бельгии насчитывалось более 50 тысяч кружевниц. Ныне под варварским натиском производителей кружев с Востока бельгийские традиции ручного кружевоплетения незаметно уходят в прошлое. Впрочем, местные кружева ручной работы все ещё можно достать - заплатив втридорога.

Брюссель, столица Европы

На некоторых европейцев название бельгийской столицы действует как красная тряпка на быка. На их взгляд, находящиеся в Брюсселе руководящие органы Евросоюза слишком активно суют свой нос в чужие дела. Даже для тех, кто относится к Евросоюзу гораздо лояльнее, последний является предметом насмешек. Например, в ходу такая шутка (и подобных ей тысячи):

Вопрос: Сколько народу работает в Европейской комиссии?
Ответ: Около трети европейского населения.

Впрочем, сами бельгийцы ничего против единой Европы не имеют. Здесь повсюду - на флагах, автомобильных наклейках, почтовых открытках, зонтиках, ранцах, блокнотах и зубных щётках - можно увидеть усыпанную звёздами эмблему Евросоюза. Даже у «Писающего мальчика» имеется наряд, весь в блёстках звёзд (подарок для евроскептиков, если не от них самих).

О причине их воодушевления нетрудно догадаться. Брюссель, став городом, привлекающим к себе внимание европейцев (а также их деньги), расцветает не по дням, а по часам. Фактически 28% городского населения - это иностранцы, и более половины из них - жители стран, входящих в Евросоюз. В его местных структурах работает 54 тысячи служащих, и их число постоянно растёт. Каждый год прибыль Бельгии от того, что она приютила головные организации Евросоюза, составляет около 4,5 млрд. евро.

Единая Европа выгодна бельгийцам ещё и потому, что в прошлом они были свидетелями слишком многих войн за их территорию. К тому же они в душе торгаши и не хотели бы упустить шанс заработать на открытом рынке. Кроме того, если их страна официально станет федерацией, то пусть это произойдёт под ширмой Европы, где границы и так прозрачны и области могут устанавливать связи с кем пожелают. Да и не делает ли, в самом деле, Бельгию национальная разобщённость наиболее подходящим местом для размещения штаб-квартиры Евросоюза?

Костюмы

Тому, кто не знает о пропасти, пролегающей между фламандцами и валлонами, возможно, покажется, что все бельгийские предприниматели на одно лицо. Все они носят неброские, с лёгким блеском костюмы купить фирменные одежду и обувь для всей семьи, таскают с собой тонкие кейсы и во время деловых переговоров, где нет места шуткам и праздной болтовне о садоводстве, говорят без околичностей.

«Ну уж дудки! Мы разные!» - в унисон кричат предприниматель-фламандец и предприниматель-валлон. (Большинство предпринимателей здесь мужчины.)

Предпринимателя-валлона, по мнению его фламандского коллеги, вряд ли стоит воспринимать всерьёз. Он будет только морочить голову: приходить на встречи, выказывать заинтересованность - и медлить с окончательным ответом. И так может продолжаться годами. А вот фламандскому предпринимателю стоит только увидеть товар, как он тут же примет решение и отправит продавцу составленный им предварительный контракт. Ну а если окажется, что он слишком поторопился, ничего страшного: все убытки он возместит себе потом.

Фламандский предприниматель уже в семь часов утра сидит за рабочим столом. Валлон же (как представляется его фламандскому коллеге) в семь только выходит из дома, потом выпивает в бистро чашку кофе с круассаном, заглядывает к своим любовницам и, объявившись у себя в офисе лишь к 10.30, отдаёт краткие распоряжения личному секретарю. Фламандец ломает голову над тем, как, больше работая, заработать больше денег, а валлон - как бы заработать больше денег, вкалывая поменьше. Словом, фламандцы считают валлонов лентяями и бездельниками.

По мнению предпринимателя-валлона, фламандец руководствуется в делах принципом «Сперва я, а потом все остальные». Фламандскому предпринимателю не хватает такта. Пожалуй, во Фландрии легче сделать карьеру, чем в Валлонии; руководители, сами прошедшие все ступени служебной лестницы, более сведущи в своём деле, да вот горе: фламандцы будут обсуждать вопрос до тех пор, пока либо не найдут устраивающего все стороны решения, либо не доведут своих партнёров до инфаркта. Где же тут удаль, игра воображения? «Взгляните на счёта в банке - вот вам и ответ», - возражают на это. Фландрия процветает, а Валлония еле сводит концы с концами. Вот одна из шуток, отпускаемых фламандцами по поводу отношения валлонов к работе:

Валлонский политик выступает перед рабочими.
- Наша экономическая программа позволит вам работать четыре дня в неделю!
Продолжительные аплодисменты.
- А потом, со временем, и три дня в неделю!
Ещё более продолжительные аплодисменты.
- А затем и два - и никаких проблем!
Бурный шквал аплодисментов и восторженные крики.
- Ну и, в конце концов, один день в неделю!
В этот момент из глубины зала раздаётся голос:
- Здорово, только, пожалуйста, пусть это будет не понедельник!

Вернуться Продолжить
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-2016, ссылка на сайт обязательна