Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

01/11/2007 Перечитывая Джона Рида
Впервые опубликовано на сайте Би-би-си - Русская служба

На сайте Би-би-си - Русская служба была опубликована авторская статья о книге Джона Рида «10 дней, которые потрясли мир» купить книги Джона Рида.

Ниже материалы статьи приведена полностью.

Советую всем, кто ещё не успел этого сделать, прочитать книгу Джона Рида «10 дней, которые потрясли мир». Увлекательное и поучительное занятие!

30-летний американский журналист в 1917 году оказался очевидцем русской революции, ненадолго вернулся на родину, где принял участие в создании компартии США, снова приехал в Россию, собираясь написать ещё одну книгу, в 1920 году умер от сыпного тифа и был похоронен в советском пантеоне у Кремлевской стены.

суперобложка книги 10 дней, которые потрясли мир (издание 1956 г.)

В России осенью 17-го года иностранцы старались без крайней нужды на улицу не соваться. Русские участники революции либо сгинули в расстрельных подвалах и на Колыме, не успев написать мемуаров, либо были не шибко грамотны. Вот и процветали легенды наподобие «штурма Зимнего», которого никогда не было, или бегства Керенского в платье сестры милосердия.

Книга Рида документальна. Сам автор назвал её «подробным отчётом». Он был настоящим репортёром, и несколько дней почти не спал, постоянно находясь в местах главных событий и разговаривая с огромным количеством русских - от министров и партийных вождей до швейцаров и извозчиков. А русские, увидев иностранца, немедленно хотели донести до Америки и Европы свою правду о происходящем в их стране. Это потом от иностранцев в СССР начнут шарахаться.

Книга Рида талантлива. Читая её, ощущаешь вибрирующую наэлектризованную атмосферу, видишь толчею в Смольном, слышишь страстные речи и уличную стрельбу.

Рид признавал, что «в борьбе мои симпатии не были нейтральны». Он был левым, не столько даже политически, сколько эстетически.

Ну не нравились ему хорошо одетые, воспитанные и упитанные русские, похожие на людей, «какие в полдень заполняют тротуары Пятой авеню»! Его сочувствие - на стороне «обносившихся солдат, измазанных рабочих и крестьян». Он не сомневался, что «русская революция есть одно из величайших событий в истории человечества, а возвышение большевиков - явление мирового значения», и не скрывал своего восхищения Лениным.

Ленин в предисловии к первому американскому изданию написал, что «желал бы видеть эту книгу распространённой в миллионах экземпляров».

Загадка

И тут мы сталкиваемся с загадкой: почему «10 дней, которые потрясли мир» не популяризировали в СССР?

Имя «замечательного сына американского народа» и «представителя прогрессивного человечества» было известно каждому школьнику. А саму книгу редко кто держал в руках. Её не запрещали, но издавали сравнительно небольшими тиражами, и в основном в годы хрущёвской оттепели.

пропуск Джона Рида в Смольный, подписанный Ф. Дзержинским

Одна из причин очевидна: в книге нет ни слова о Сталине. Не заметил Рид в ноябре 17-го такого выдающегося революционера, да и всё тут! Зато Троцкий говорит и действует чуть ли не на каждой странице.

Но после XX съезда отсутствие упоминаний о Сталине должно было быть плюсом. Что касается Троцкого - в Советском Союзе для подобных случаев существовала практика написания к полезным, но не вполне укладывавшимся в канон произведениям длинных предисловий. Можно было разъяснить, что во время революции Троцкий ловко маскировался, или что Рид, будучи иностранцем, чего-нибудь «не увидел» и «не понял».

Ан, нет: и в 60-е и 70-е годы книга в магазинах не лежала, и имелась далеко не в каждой библиотеке. Почему?

Мне довелось прочитать «10 дней, которые потрясли мир» ещё в детстве. И при всей идейной выдержанности книги с её страниц пахнуло незабываемой, непривычной в СССР свободой.

Впоследствии я понял, в чем дело. Рид щедро давал высказаться не только большевикам, но и их противникам. Керенский и Карелин, Чернов и Чхеидзе говорят у него от первого лица.

Рид был коммунистом, но, кроме того, человеком, рожденным в свободной стране, и занимался журналистикой, а не пропагандой. Он не скрывал своих симпатий и антипатий, но твердо придерживался древнеримского правила: выслушаны должны быть обе стороны.

Советская литература объясняла кратко: все партии, кроме большевистской, дискредитировали себя в глазах народа, и были сброшены в мусорную корзину истории. Так зачем цитировать их вождей? Кому интересен голос из мусорной корзины?

И сегодня взгляды, скажем, Михаила Касьянова или Гарри Каспарова большинство россиян знает в пересказе Первого канала, с уничижительными комментариями, и высказываниями, вырванными из контекста.

А почитаешь Рида - чего доброго, ещё зародится сомнение: может, Керенский был в чем-то прав?

Свобода печати

Из «10 дней, которые потрясли мир» очевидно, что самым первым деянием большевиков была атака на свободу печати.

митинг в гренадерских казармах (октябрь 1917 г.), выступает матрос-балтиец

Вот как описывает Рид ситуацию при Временном правительстве:

«В каждом городе каждая политическая партия выпускала свою газету, а иногда и несколько газет. Тысячи организаций печатали сотни тысяч политических брошюр, затопляя ими окопы и деревни, заводы и городские улицы. Ежедневно отправлялись во все уголки страны тонны, грузовики, поезда литературы. Россия поглощала печатный материал с такой же ненасытностью, с какой сухой песок впитывает воду.»

«Россию затоплял поток живого слова. В течение целых месяцев каждый перекресток постоянно был публичной трибуной. В Петрограде постоянно заседали три-четыре съезда сразу. Попытки ограничить время ораторов проваливались решительно на всех митингах, и каждый имел полную возможность выразить все чувства и мысли, какие только у него были. Так бурлил этот поток возвышенных и горячих мыслей, и было ясно, что Россия уже никогда не сможет снова онеметь».

Тут Рид ошибся.

«В пять часов утра 9 ноября в типографию городского самоуправления явились красногвардейцы, конфисковали тысячи экземпляров думского воззвания-протеста и закрыли официальный орган думы. Все буржуазные газеты были сброшены с печатных машин».

На следующее утро Рид наблюдал, как солдат с винтовкой пытался отнять у мальчишки-газетчика пачку эсеровского «Солдатского голоса», но за того вступилась «шумная толпа хорошо одетых людей». Ничего, недолго им шуметь осталось!

16 ноября вопрос о свободе печати был поставлен на сессии ЦИК. Не только эсеры и меньшевики, но и некоторые большевики отказывались понимать, что происходит. Ведь много лет свобода печати была одним из главных требований всех революционеров!

С большим трудом прошла резолюция большевистского ЦК, первый пункт которой гласил: «Закрытие буржуазных газет… являлось необходимой мерой для установления нового режима в области печати, при котором капиталисты - собственники типографий и бумаги - не могли бы становиться самодержавными фабрикантами общественного мнения».

Знакомые слова: надо только заменить «типографии и бумагу» на «телеканалы».

В резолюции ещё говорилось, что, как только будет наведен порядок, политические партии и общественные организации получат равный доступ к «типографиям и бумаге». Троцкий уверял, что ограничения вводятся на недолгий переходный период.

Кто делал революцию?

Записки очевидца то и дело приходят в противоречие с официальной советской историей. Например, оказывается, что против большевиков выступали не только богачи, но и «крестьяне с бородами», и «телефонистки в стоптанных ботинках». Рид находил этому объяснение: крестьяне отсталые, телефонисткам по-женски симпатичнее бравые юнкера, чем неотесанные солдаты - но до ретуширования действительности не опускался.

написанная Лениным резолюция ЦК большевиков о вооруженном восстании

А чего стоит такая деталь: в Смольном до переворота уже появилась отдельная столовая для членов ЦИК, где отпускали хлеб с маслом и «неограниченное количество стаканов чая»?!

Ещё один нежелательный момент: выясняется, что главной и, по сути, единственной силой октябрьского переворота был петроградский гарнизон.

Рид пишет о каких-то «пролетариях», но, как только доходит до картинок из жизни, рабочих питерских заводов там не оказывается. Митингуют и берут власть исключительно люди в серых шинелях.

«10 дней, которые потрясли мир», изображают не народную революцию, а военный путч, только устроенный не генералами, а взбунтовавшимися солдатами.

В 1917 году любая тыловая часть автоматически становилась «революционной».

Впрочем, вправе ли мы осуждать дедов и прадедов за нежелание оказаться в окопной мясорубке? Если они и виноваты в чем-то, так в легковерии.

В Царском Селе Рид увидел солдата, раненного в перестрелке с казаками Краснова. Лёжа в забытьи, он как заклинание повторял: «Будет мир… Будет мир…».

Скоро будет ему «мир» - если, конечно, выживет после ранения!

Интересно, а что думал бы об Октябрьской революции сам Джон Рид, проживи он подольше? Остался бы твёрдокаменным коммунистом? Или, как Джордж Оруэлл купить книги Джорджа Оруэлла, прошёл бы путем разочарования и вслед за «10 днями, которые потрясли мир» написал свой «Скотский хутор»?

© Артём Кречетников

Впервые опубликовано на сайте Би-би-си - Русская служба

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-2017, ссылка на сайт обязательна