Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

30/01/2012 Детская «дедовщина» и как с ней бороться
Впервые опубликовано на сайте Би-би-си - Русская служба

На сайте Би-би-си - Русская служба была опубликована статья о проблеме изгоев и травли среди детей купить книги по психологии.

Ниже статья приведена полностью.

Согласно данным британского Национального общества по предотвращению жестокого обращения с детьми (NSPCC), 46% школьников становились в тот или иной период своей школьной жизни объектом нападок и насмешек.

Только за 2011 год по горячей линии помощи ChildLine позвонили более 30 тысяч детей и подростков, пострадавших от подобного отношения со стороны своих сверстников.

к старой проблеме дружу-не дружу прибавилась новая: насмешки в соцсетях

Между тем школы в Британии относятся к проблеме издевательств и детской «дедовщины» серьёзно, детей приучают не воспринимать это явление как обычную, нормальную часть школьной жизни и призывают учеников жаловаться на обидчиков, а учителей - заносить подобные случаи в специальную «амбарную» книгу.

Правда, как рассказал учитель музыки в средней общеобразовательной лондонской школе Николай Вольпе, школа не всегда заинтересована в том, чтобы эта книга росла в объёме и далеко не все случаи там регистрируются, поскольку во время регулярной инспекции эта книга проверяется.

«Поэтому в школе часто говорят „нет, это не травля, это всего один раз случилось“, и часто закрывают глаза на такие случаи, - объясняет Николай. - Потому что если уж записывать такой случай, то надо указать, что послужило предметом травли - расизм, сексуальная ориентация или религиозная принадлежность, а бывает и так - что ребёнок очень умный и это тоже оказывается нехорошо, потому что мы на этом фоне выглядим глупее».

То есть понятно, что, как и в старые добрые времена, выделяться чем-либо - длинным носом, виртуозным владением скрипкой или склонностью к аналитическому мышлению - нехорошо. Более того, как говорит представитель NSPCC Крис Клок, за 25 лет существования «горячей линии», по которой могут позвонить дети, количество звонков по поводу травли и притеснений не стало меньше. По его мнению, частично это обусловлено тем, что дети сегодня лучше осведомлены о том, что такое явление как травля существует.

«В прошлом травля воспринималась как обычное явление, которое со всеми случается. Отношение было такое, что надо просто стойко это перенести и насмешки иссякнут. А теперь мы знаем, что травля является серьёзной проблемой. Мы также знаем от тех, кто нам звонит за помощью, что это может очень плохо воздействовать на ребёнка и приводить к неблагоприятным последствиям. Именно поэтому мы делаем всё возможное, чтобы эти издевательства прекратились», - говорит представитель NSPCC.

Из другой среды обитания

Но ведь Лондон такой разноликий, многокультурный город, в котором, кажется, уживаются все и вся, а между тем практически все мои собеседники отметили, что в больших городах проблем с притеснением и травлей гораздо больше. Николай Вольпе, имеющий опыт преподавательской работы в других странах, говорит, что в Британии эта проблема гораздо заметнее, и не только в школах. Что, конечно, объяснимо, поскольку дети зачастую просто копируют поведение взрослых.

Как говорит московский психолог и социальный педагог 584 детского сада Наталья Ярошук, проблема изгоев и травли очень распространена, особенно сейчас, потому что накопилось очень много социальных проблем, а также растут масштабы миграции.

Человек становится объектом для травли или изгоем по социальным и психологическим причинам, которые очень между собой переплетаются.

Социальный состав в школах крупных мегаполисов, таких как Лондон и Москва, очень специфичный и смешанный - в одном классе могут оказаться дети из благополучных семей среднего класса и дети, пережившие войну или вывезенные из той или иной конфликтной зоны.

Часто бывает, что у последних пропущено несколько школьных лет и они попадают в один класс с детьми младше себя на несколько лет - вот уж и причина для насмешек.

«Если в класс попадает ребёнок из откровенно другой среды, то он очень часто рискует стать изгоем. Это вообще основа изгойства - быть другим, лучше или хуже - неважно», - объясняет Наталья Ярошук.

Инакие и всякие

Психологи и педагоги признают, что очень много зависит от конкретной школы, от того, как там реагируют на случаи дедовщины и как борются с ней.

учителя в Британии говорят детям, что лучше пожаловаться на обидчика, чем его стукнуть

В школе, где учился мой ребёнок, принята была, как здесь называется, «нулевая терпимость» по отношению к забиякам, они там не приживались - или перевоспитывались, или уходили. Более того, это была так называемая «интегративная школа», куда принимались и проблемные дети тоже, в частности, слабослышащие, поскольку в школе как отдельная дисциплина преподавался язык глухонемых.

Однажды я стала свидетелем такого эпизода, когда на новогоднем концерте учителя в общем хоре на сцене поставили мальчика с синдромом Дауна, который периодически переставал петь и хватал стоявших по обе стороны от него девочек за руки.

Смотреть на это было уморительно, при том, что девочки старались изо всех сил не сбиться с мелодии, и я ожидала, что зал грохнет, но дети - а в числе зрителей были как родители, так и ученики - проявили понимание, никто не загоготал и даже не стал прыскать в ладошку.

Наталья Ярошук говорит, что в России в этом отношении ситуация также меняется в лучшую сторону и в обществе стали очень много говорить об инвалидах, о тяжелобольных детях, которые раньше не могли посещать школу.

«Вот, например, в нашем интегративном учебно-воспитательном заведении даже речи о травле быть не может, потому что всё изначально построено как раз на идее терпимости», - говорит психолог.

Получается, что если в дошкольно-школьном учебном заведении создана соответствующая атмосфера, то и со стороны детей будет меньше задиристости по отношению к «инаким» соученикам, и наоборот - если обстановка в каком-то офисе, учебном заведении, конкретном классе не очень, как говорят психологи, «здоровая», то это сразу создаёт почву для появления изгоя.

«Ещё очень многое зависит от педагога. Если педагог поощряет такую ситуацию, то изгой обязательно появится. Мало того, педагог будет относиться к этому нормально. И есть классы, которые по своему составу имеют таких вот негативных лидеров, и в этих классах даже если ребёнок-изгой уходит в другую школу, его место занимает следующий», - объясняет Наталья Ярошук.

За гранью дружбы

Стихийный вариант появления изгоя следующий: в хорошо успевающем классе, где создана соревновательная обстановка и где дети в постоянном стрессе, кто-то обозвал девочку, она болезненно отреагировала, это заметили, и оказалось, что на ней очень удобно вымещать свои негативные эмоции.

А бывает, что ребёнок оказывается чужд именно какой-то конкретной среды, а в другом классе или школе он будет совершенно нормально воспринят, и это правило, кстати, распространяется и на взрослые коллективы.

Девочка рассказала подружке секрет, а та растрезвонила по всей школе - можно ли это считать издевательством или всего лишь издержками дружбы? Где вообще та грань, когда подтрунивание перерастает в травлю?

Психологи и педагоги указывают, что это, во-первых, повторяемость какого-то обидного слова или действия по отношению к другому человеку, как и игнорирование его негативной реакции, то есть слёз и переживаний, а, во-вторых, это направленность на какие-то очень болевые точки.

Странички ненависти

Проблема насмешек и издевательств, конечно, не нова, однако, как объясняет педагог и завуч лондонской школы для девочек Катя Аллот, сейчас травля продолжает преследовать жертву и за пределами школьного периметра, поскольку появилась новая её разновидность - размещение обидных высказываний в интернете, а то и регистрация, разумеется, анонимная, целых «страничек ненависти», посвящённых объекту издевательств.

психологи горячей детской линии говорят, что звонков меньше не становится

«Часто я сама этого ничего не вижу, пока ко мне не приходит ребёнок в отчаянии с распечатками страниц из интернета и показывает: вот такое обо мне написали, что делать. Я бы сказала, что такие издевательства, то, что мы называем bullying, стали хуже именно из-за интернета», - говорит педагог.

Нередки случаи, когда издевательские ремарки, помещённые в соцсетях, время от времени становятся предметом судебного разбирательства, по крайней мере, в Британии. Как поясняет Анна Черниговская, работавшая учительницей в одной из лондонских школ, издевательства в интернете зачастую начинаются с шутки или розыгрыша, но обидчикам в итоге они выходят боком.

«Издевательства в интернете в Британии причислены к правонарушению и в каждой школе есть своего рода градация того, что должна сделать школа: вызвать родителей, исключить ребёнка из школы на какое-то время или выбрать другое наказание с обязательным извещением полиции», - поясняет Анна.

Полиция делает запись в своих анналах и даже может завести дело на некоего «Джона Смита», развлекающегося интернет-травлей.

Делается это, главным образом, для того, чтобы в случае, если в дальнейшем что-то нехорошее случится с жертвой, то полиция будет знать, у кого были конкретные мотивы для отмщения. Кстати, дети понимают, что жалобой на обидчика можно зачастую усугубить проблему, и потому молчат в тряпочку. Или, в лучшем случае, что-то скажут школьному учителю или психологу.

Травля в соцсетях или по сотовым телефонам, по данным британской благотворительной организации Bullying Online, становится всё популярнее и школы сами не справляются с этой проблемой во многом потому, что просто не поспевают за новейшими технологиями и им проще принять ту точку зрения, что, поскольку гонения происходят не в школьных стенах, то это не в их юрисдикции.

Однако даже простой мониторинг того, как используется школьный интернет, может принести положительные плоды. Сам факт, что дети будут знать, что школа следит за тем, как они используют своё сетевое время, отвратит их от подобной деятельности.

Выживание в борьбе за выживание

Есть ещё одна школа мысли: а стоит ли так уж бороться со всеми этими школьными психологическими «подножками», раз это заложено в природе вообще, где выживает сильнейший, и в природе человека в частности - быть агрессивным, отвоёвывать своё место под солнцем?

Моя собеседница Катя Аллот полагает, что эта проблема всегда будет существовать.

«Те, кто издеваются, это те, у кого какие-то неприятности в жизни - родители разводятся или что-то ещё, они сами обижены и расстроены и хотят как-то выразить это», - замечает педагог.

Оглядываясь назад, на школьные годы, свои и своего сына, могу сказать, что в моей, безынтернетной ещё московской школе были, конечно, группки по интересам, интриги, «вожусь-не вожусь», насмешки и всё такое прочее, с чем мы справлялись сами разными методами: когда тасканием за волосы, когда жалобами, когда презрением и остракизмом.

Было намёки на это и в лондонской школе у сына, но было и принципиально другое: если в школу поступал новый, «инакий» ребёнок, вроде того, который хватал девочек за руки на сцене, то об этом школьникам его потока сообщалось заранее на утренней линейке, с разъяснением возможных сложностей, которые будет испытывать новичок, и просьбой к детям это учитывать и проявлять терпение.

Не все родители, конечно, были довольны, считая, что такое пополнение тянет общий уровень вниз. Может быть и так, но психологи подтверждают, что именно в результате такого подхода вырастает наш собственный эмоционально-психологический уровень.

© Катерина Архарова

Впервые опубликовано на сайте Би-би-си - Русская служба

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-2017, ссылка на сайт обязательна