Агентство Лангуст [переход на главную]

08/04/2022 Кем на самом деле были амазонки
Впервые опубликовано на сайте журнала Нож

На сайте журнала Нож была опубликована авторская статья об амазонках купить книги по всемирной и зарубежной истории.

Ниже материалы статьи приведены полностью.

Амазонки - мифологическое племя воительниц, которые ни в чём не уступали мужчинам. Но существовали ли они на самом деле?

Сейчас историки уверены, что да: это были скифские женщины, сражающиеся, охотящиеся и сочиняющие легенды наравне с мужчинами. Кроме того, исследователи убеждены, что женщины в ту пору командовали целыми армиями и первыми изобрели штаны.

Издание Aeon - о том, как амазонкам удалось преодолеть патриархат и почему мы так мало об этом знаем.

Год 700 до нашей эры, бассейн Чёрного моря, к востоку от Древней Греции.

Слева - бурное море, справа - горная цепь, между ними - плодородные земли, где растут лесные орехи, ягоды, шалфей и орегано. Вы едете верхом через болотистую местность вдоль побережья. Изредка вам встречаются цапля, ястреб или дикая лошадь. Внезапно на вас нападает группа всадников.

Золотой перстень, изображающий сцену охоты на оленя, 450–400 г. до н. э. Музей изящных искусств (Бостон)

По словам греческого историка Геродота, именно это однажды произошло со скифами, кочевым племенем всадников-лучников, живших в районе Чёрного моря в VII веке до нашей эры. Когда скифы вступили в бой и убили нескольких нападавших, они поняли, что сражались с женщинами. Это были амазонки, женщины-воительницы, «не имевшие ничего, кроме оружия и лошадей» и «посвятившие свою жизнь охоте и набегам».

Если верить Геродоту, скифские мужчины тут же сменили тактику и вместо того, чтобы дать противнику бой, предложили себя в качестве сексуальных партнёров. Историк сообщает, что амазонкам эта идея пришлась по вкусу и вскоре племена объединились.

«Язык женщин оказался для мужчин слишком трудным, однако женщинам удалось овладеть языком мужчин», - пишет Геродот. Как только они нашли общий язык, мужчины сказали женщинам: «Мы хотим вернуться домой. Там остались наши родители и наша собственность».

Амазонки ответили: «Мы никогда не сможем жить бок о бок с вашими женщинами. У нас нет общих обычаев. Мы стреляем из лука, метаем копья и ездим верхом. Ваши женщины не охотятся. Они занимаются только женской работой».

Но амазонки выдвинули альтернативное предложение: «Если вы хотите, чтобы мы стали вашими жёнами, отправляйтесь обратно к своим родителям и заберите то, что принадлежит вам. Когда вы вернётесь, мы станем жить вместе».

Мужчины согласились. Скифы и амазонки поселились в новом месте. Их потомки стали называться сарматами. Как говорит Геродот, «с тех пор сарматские женщины были верны своему образу жизни: охотились вместе со своими мужьями и в одиночестве, воевали и одевались как мужчины».

Итак, Геродот говорит, что в Древней Греции женщины не могли без позволения выйти из дома, в то время как у сарматов между женщинами и мужчинами господствовало равенство и женщины так же, как и мужчины, ездили верхом, охотились и сражались.

Кем же были эти женщины и можно ли верить словам Геродота?

Сарматы принадлежали к народу скифов. «Скифы» - это общее название схожих в культурном плане кочевых и полукочевых племён, на протяжении многих веков живших по соседству с древнегреческими поселениями к востоку от Эгейского моря, в современной Анатолии.

Скифы со своими лошадьми под деревом. Золотая пряжка. Сибирь, 4–3 век до н. э. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург, 2017. Фото: В. Теребенин

Скифы обитали на территории, простирающейся от Гималаев и Алтая (современный Китай) до Чёрного моря (современные Грузия и Турция). Упоминания о них встречаются в трудах древнегреческих историков и философов, в том числе у Платона и Геродота.

Адриенна Майор, историк античной науки из Стэнфордского университета, открыла это племя женщин-воительниц заново. В своей книге «Амазонки: Жизни и легенды женщин-воительниц древнего мира» (2014) она анализирует археологические и литературные сведения о мифических амазонках и называет всадниц и лучниц Скифии и Сарматии реальными, историческими амазонками. Жестокие женщины-воительницы долгое время считались плодом воображения древних греков. Однако Майор удалось найти доказательства существования этих женщин.

Собранные Майор данные указывают, что скифские женщины в самом деле были намного свободнее их греческих современниц. В этом древнем обществе девушка могла стать охотницей, художницей, бардом, садовницей, воительницей, героиней или путешественницей. По крайней мере на это указывают имена: исследовательница обнаружила множество имён амазонок на греческих вазах, очень популярной в то время форме искусства. Вот всего несколько из них:

Алкайя - могущественная
Хэвкея - героиня
Эвриала - странствующая
Молпадия - смерть или божественная песнь
Хаса - возглавляющая совет

Ожидания родителей, давших девочкам имена, очевидны: они хотели, чтобы их дочери путешествовали, вели за собой других и были госпожами своей судьбы. Исходя из фактов, которыми мы располагаем сегодня, такие качества, как пассивность, скромность и красота, не были в почёте среди женщин из кочевых и полукочевых племён, населявших степи Скифии.

Эти народы не оставили после себя письменных источников, но предметы их материальной культуры и сведения, которые удалось почерпнуть из письменных источников других культур, всё же позволяют составить приблизительное представление о жизни скифских женщин-воительниц.

Год 600 до нашей эры, Скифия.

Вновь представьте, что вы находитесь к востоку от древней Греции. Справа - бурное море, слева - горная цепь, между ними - плодородные земли, где растут лесные орехи. Вы - женщина, которая с раннего утра верхом на лошади охотилась на болотах в поисках пищи для себя, своей семьи и друзей. Родители назвали вас Хэвкея, будучи уверенными, что однажды вы станете героиней.

Золотые пряжки, изображающие пьющих скифов. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург, 2017. Фото: В. Теребенин

После долгой езды верхом у вас бы всё болело, если бы не подбитые штаны. По словам Майор, древние греки приписывали изобретение штанов женщинам из варварских племён. Звучит правдоподобно, учитывая, что те проводили большую часть своей жизни верхом на лошади. Согласно одному источнику, вавилонская царица Семирамида изобрела штаны и рубашки с длинными рукавами, и лично возглавляла нападение на вражескую цитадель. Амазонки, изображённые на греческих вазах, часто одеты в подбитые штаны, туники и высокие шапки.

Вы одеты так же. Вы едете верхом на гнедой лошади, на вас тёплые штаны, туника с длинными рукавами, украшенная красно-зелёным зигзагообразным узором, и высокая шапка для защиты от дождя. Вы живёте в умеренном климате, где дожди не редкость даже летом, поэтому ваши земли плодородны. Одежда защищает вас от прихотей погоды и прячет покрывающие ваши руки и ноги татуировки с изображениями животных, которых вы убили или только планируете убить: оленей, кабанов и мифических грифонов, охраняющих золотые горы на востоке.

Вам нравятся татуировки. Возможно, вы слышали о живущих на западе греках, которые татуируют только пленников и преступников. Что они понимают! Кроме того, греки не носят штанов, ни мужчины, ни женщины. Это очень непрактично. Семирамида ни за что не смогла бы взобраться на гору в тунике.

Вы охотитесь уже несколько часов и убили несколько птиц. Увидев вдалеке деревья, вы зовёте своих товарищей, чтобы вместе передохнуть. Вы снимаете с плеча горит - сделанный из кожи и золота футляр для лука и стрел, прислоняетесь к стволу дерева и смотритесь в зеркало, которое всегда носите с собой.

Зеркало - единственный способ общения на больших расстояниях в степи. Как женщин, так и мужчин хоронят вместе с их зеркалами.

Кроме того, зеркало нужно, чтобы оценить состояние своей косы, если вы женщина, и бороды, если вы мужчина. Именно этим сейчас занят Тульме - один из охотников в вашей группе. Он достал маленькое зеркало из кармана нагрудного пояса и смотрит на своё отражение. Ему нравятся его золотые серьги. Он кладёт свою голову вам на колени и вы медленно поглаживаете его по волосам. Время от времени цапля бесшумно пролетает над водой.

Отдохнув, вы возвращаетесь к охоте. Всё, что вы принесёте с охоты, будет поделено между членами племени. Если охота вам не по душе, вы можете собирать ягоды и орехи, ловить мелких зверей или выращивать фрукты и овощи методом пропашного земледелия. Каждая женщина ухаживает за своей собственной грядкой, но урожай разделяется поровну между всеми.

По душе вам охота или нет, колчан вам всё равно пригодится. Согласно Геродоту, сарматы жили в парах, но при этом любили развлечься на стороне, для чего у них существовал специальный знак.

«Колчан, висящий снаружи женской повозки, означал, что его обладательница сейчас занимается сексом», - говорит Майор. В кавказских нартских сагах, добавляет она, «копьё, вонзённое в землю перед жилищем женщины, означало, что у неё гость».

Поэтому если вам нравится Бейрек из Фракии или охотница Эвриала с Красной реки, похожая на богиню Кибелу, вы сами вправе решать, кого выбрать. Древнегреческие комментаторы единогласно заявляют, что амазонки и скифские женщины имели немыслимую для греческих женщин сексуальную свободу.

После охоты вы возвращаетесь в лагерь вместе с Бейреком, Тульме, Эвриалой и остальными. Если верить тому, что пишут в своей книге «Начало всего: Новая история человечества» (2021) Дэвид Грэбер и Дэвид Венгроу, ваше племя не разделялось на маленькие группы охотников зимой и не возводило временные поселения для занятия земледелием летом. Так или иначе вы возвращаетесь в лагерь и вместе с Тульме приветствуете своих детей, за которыми во время вашего отсутствия присматривали другие члены племени. Вы входите в свою хижину и берёте галиндовое масло. Втирая его в уставшие от езды верхом и стрельбы из лука конечности, вы чувствуете, как его тепло растекается по вашему телу.

Когда вы снова выходите наружу, то видите большой костёр, а в воздухе чувствуется запах жареного мяса, приправленного орегано и шалфеем. Охотники, собиратели и земледельцы делятся добытой пищей. Вы едите мясо, свежие ягоды, козий сыр, мёд и орехи и пьёте кумыс.

От кумыса вы пьянеете. Скифы использовали кумыс так же, как древние греки использовали разбавленное вино.

На небе восходят звёзды. Тульме обнимает вас, ваши дети просят барда рассказать им историю. Под уханье сов женщина-бард берёт в руки инструмент, возможно лютню или лиру, и начинает рассказывать древний нартский миф об Урузмаге и Шатане, которые обманули Смерть в обличии гиганта Архон-Архожа.

Ночь становится всё темнее. Вы замечаете, как ваша темноволосая и кареглазая подруга Эвриала ставит маленькую палатку, внутри которой на огне будут жечься семена конопли. Вы целуете Тульме и присоединяетесь к Эвриале. Ваша подруга с улыбкой приглашает вас первой просунуть голову в палатку и вдохнуть дым. Вы расслабляетесь. Вернувшись на место, вы ещё немного слушаете барда, а затем отправляетесь спать. Завтра вы снова будете охотиться, собирать или возделывать землю, создавать изделия из кожи, делать луки и стрелы, сочинять истории, обрабатывать золото и драгоценные камни, торговаться с купцами из Вавилонии, Египта и Милета, заботиться о семье или возглавлять совет.

Примерно так, исходя из имеющихся у нас данных, могла выглядеть жизнь взрослой женщины в скифском обществе.

Скифские племена существенно отличались друг от друга, среди них вполне могли быть и племена с патриархальным укладом. Как отмечают в «Начале всего» Грэбер и Венгроу, на протяжении почти всей истории человечества параллельно друг с другом существовали самые разные формы общественной и политической организации. Так было и у скифов.

Фрагмент амфоры, изображающий фракийскую женщину с татуировками, убивающую Орфея. 450–400 г. до н. э. Музей изящных искусств (Бостон)

Но к какому бы из скифских племён вы ни принадлежали, ваша жизнь кардинальным образом отличалась от жизни обычной женщины в Древней Греции, которая не могла заниматься ничем, кроме домашнего хозяйства, и была обязана подчиняться отцу или мужу.

Жизнь сарматских женщин была куда больше похожа на жизнь наших современниц. Сарматки были независимы и могли сами выбирать партнёров, друзей, профессию и дом, жить в соответствии со своими умениями и предпочтениями.

Возникает вопрос: почему мы ничего не знаем об этих женщинах сегодня? Почему мы забыли Хэвкею и Эвриалу, Хасу и Алкайю?

У женщин «нет собственного прошлого, собственной истории и собственной религии», - писала Симона де Бовуар в своём феминистском труде «Второй пол» (1949) купить книги зарубежных авторов. По её словам, «на протяжении всей истории человечества женщины были подчинены мужчинам». В том мифологическом прошлом, на котором основано наше понимание культуры, - от библейской истории об Адаме и Еве купить христианскую литературу до древнегреческой истории о Троянской войне купить произведения Гомера - женщины были не более чем рабынями мужчин.

«Умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твоё, и он будет господствовать над тобою», - говорит Бог Еве после того, как она вкусила с Древа познания. В истории о Троянской войне женщинам уготована схожая судьба: «Ахейцы уж рабу увозят! О горе мне! О, зло!» - говорит Андромаха, жена Гектора, в трагедии Еврипида «Троянки». «И мой плачевный жребий», - вторит ей свекровь Гекуба, бывшая царица Трои.

Одним словом, прошлое для нас - время патриархата. Бовуар так резюмирует сложившуюся ситуацию во «Втором поле»: «Почему так случилось, что мир всегда принадлежал мужчинам и только сегодня положение вещей начинает меняться?» Такова наша культурная память.

Захоронения женщин-воительниц, сражавшихся на стороне римской армии у Вала Адриана в Великобритании, женщин-викингов Швеции и скифских амазонок доказывают, что женщины не всегда подчинялись мужчинам.

Наше представление о прошлом важно, ведь мы обращаемся к нему, чтобы понять, кто мы сейчас и кем мы должны быть в будущем. Как продемонстрировали учёные Ян и Алейда Ассман, мы ищем в прошлом указания, как нам следует поступать сегодня.

Наша культурная память больше не соответствует настоящему положению дел. Мы живём в обществе, где мужчины и женщины равны и даже сама бинарная гендерная система ставится под вопрос. Такие современные создатели культурной памяти, как историки, археологи, писатели, режиссёры, журналисты и сотрудники музеев, извлекают из архивов прошлого факты, которые раньше не замечали, и интегрируют их в канон. Среди этих людей - историк Джуди Батальон, автор книги «Свет дней» (2021), посвящённой еврейским женщинам из гетто, участвовавшим в сопротивлении; журналистка Даниэлла Пакетт, писавшая о женской армии западноафриканского королевства Дагомея для «Вашингтон пост»; учёная Марилена Пату-Матис, исследующая эгалитарность в доисторических обществах.

Эти специалисты пытаются привести нормы, заимствованные нами из прошлого, в соответствие с тем, что мы хотим иметь в настоящем, и с тем, что мы хотим оставить своим потомкам. Если мы хотим построить эгалитарное будущее, то пора вспомнить о женщинах Скифии, которые были равны с мужчинами. Пора воплотить в жизнь слова Сапфо, поэтессы с острова Лесбос, жившей 2500 лет назад:

И не забудут об нас, говорю я, и в будущем.

© Кристин Леенен, Роман Шевчук

Впервые опубликовано на сайте журнала Нож

← Вернуться
хостинг для сайтов © Langust Agency 1999-2022, ссылка на сайт обязательна