Агентство Лангуст [переход на главную] Langust
Яндекс.Метрика

09/06/2008 Россия глазами англичан
Впервые опубликовано на сайте Би-би-си - Русская служба

На сайте Би-би-си - Русская служба была опубликована заметка об отношении англичан к России.

Ниже заметка приведена полностью.

«Россия глазами англичан», - так назывался вечер, завершавший неделю гуманитарных наук в лондонском Бербек-колледже - колледже образования взрослых.

Четверо преподавателей Бербек-колледжа, так или иначе занимающиеся русской культурой, и один «человек со стороны» обращались к небольшой аудитории человек в 35, пытаясь сформулировать, что для британцев вообще и для них самих в частности означает Россия.

Эдвин Бейкон, глава факультета политики и социологии, выступавший первым, предложил четкую и удобную формулу, наверняка способную выручить любого двоечника на экзамене: Spies, Sports, Spirituality.

«Шпионы, спорт, духовность»…

В переводе, к сожалению, аллитерацию не передать, но смысл остается: «Шпионы, Спорт, Духовность» - вот три кита, на которых, по мнению Эда Бейкона, зиждется отношение британцев к России.

репетиция перед военным парадом в День победы (5 мая 2008 года)

Шпионов они боятся, спортом увлекаются, а духовностью восхищаются.

В подтверждение неоднозначного отношения к России Бейкон привёл и ещё одну формулу - надпись, которую сделал на книге лорд Керзон ещё в XIX веке: «Посвящается огромной армии русофобов, обманывающих других, и русофилов, обманутых другими, с равным презрением к постыдным опасениям одних и к упрямому самодовольству других».

Себя Бейкон, с некоторыми оговорками, отнёс к русофилам. Он посетовал на ухудшение отношений между Россией и Великобританией, порадовался недавним спортивным контактам и поразмышлял о том, что такое духовность.

Принято противопоставлять сказал он, православие, общинность и духовность России протестантизму, индивидуализму и материализму Великобритании и вообще запада. Но ведь это миф!

Сравните число людей, ходящих в церковь в материалистической Америке и в духовной России, предложил политолог. Да не только в Америке - в безбожной Великобритании верующих больше!

И материализм свойственен русским ничуть не меньше, чем другим народам, а уж отсутствие в России гражданского общества свидетельствует о том, что русские - индивидуалисты почище многих.

Впрочем, возразил Бейкон сам себе, любой русский вам скажет, что только западному человеку может придти в голову идея измерять духовность…

Литературный подход

Ребекка Бизли, специалист по модернизму, начала с того, что показала на большом экране картину художника Данкана Гранта, близкого к кругу «Блумсбери».

На картине изображена женщина, в отчаянии сжимающая голову руками, а рядом с ней на диване - «Преступление и наказание» купить произведения и экранизации Фёдора Михайловича Достоевского.

Русские писатели чрезвычайно много значили для английских модернистов. Самое известное свидетельство этому - многочисленные статьи Вирджинии Вулф купить произведения и экранизации Вирджинии Вулф о русской литературе и публикации её домашним издательством «Хогарт-пресс» переводов с русского, которые с помощью Вирджинии и Леонарда Вулфов осуществлял их приятель - родом с Украины, Самуил Котелянский.

Но влияние этим не ограничивалось.

Ребекка Бизли рассказала и о других британских писателях, испытавших на себе воздействие русского модернизма.

Если французы принесли в английское искусство форму и стиль, отметила она, то русские - сюжетное повествование; французы - классицизм, русские - романтизм; французы - порядок, русские - хаос, сумятицу душевной жизни.

Ничего не могло отстоять дальше от изысканных рассуждений Ребекки Бизли о модернизме, чем выступление её коллеги Джулии Белл, выступавшей вслед за ней.

Сообщив собравшимся о том, что с детства она была зачарована матрёшками, которых собирала ещё её бабушка, она прочитала небольшой отрывок из своего нового романа «Чёрная работа». В нём молоденькая русская девушка Оксана оказывается жертвой торговцев людьми, вывезших её заграницу и принуждающих к проституции.

«Что значит Россия для меня»?

Писатели Орландо Файджес и Тимоти Филипс подошли к теме вечера совсем по-иному. Оба они говорили о своем личном отношении к России.

Файджес, автор книг о русской революции («Трагедия народа»), о русской культурной истории («Наташин танец»), о детях - жертвах сталинизма («Шептуны»), рассказал о том, чем привлекла его Россия в юности, когда он только начинал ею заниматься.

Прежде всего - уровнем интеллектуальной жизни. «Русские не тратят время на пустопорожние светские разговоры, - заявил он. - Они говорят сразу о самом главном».

Непринуждённость общения, гостеприимство, понятие дружбы - всё это было для молодого Файджеса необыкновенно ново и привлекательно.

Потом ему пришлось столкнуться и с другими чертами - например, раздражением против иностранцев, занимающихся Россией. Во время его недавней поездки кто-то после выступления просто набросился на него за его стремление заниматься русской историей.

«И это при том, что никто так глубоко и полно не исследовал историю Англии в средние века, как русские учёные. Мне кажется, - осторожно произнес он, - британский эмпирический, фактологический подход мог бы очень помочь при исследовании такой страны, как Россия, полной теорий, полной мифов…»

Тимоти Филипс написал пока только одну, но очень важную книгу - «Беслан. Трагедия школы номер один».

Его выступление было самым личным и самым горьким. Безмерно сочувствуя людям в России, он признался, что вряд ли - во всяком случае, в ближайшее время - будет заниматься современным состоянием страны дальше.

Из многочисленных разговоров с россиянами он вынес глубокое убеждение, что ценности, близкие его сердцу - например, свобода, - не близки жителям России, которые традиционно предпочитают авторитарное правление, твердую руку.

«Кто я такой, чтоб навязывать им свои представления о мире, - воскликнул Тимоти Филипс. - Разумеется, люди в России должны жить так, как им хочется, а не так, как нам кажется, они должны жить. Но просто мне заниматься страной, где ценности настолько иные, чем у меня, сложно. Так что следующая моя книга будет о русских в Англии в 1920-е годы - похоже, что большинство из них занималось шпионажем».

Круг замкнулся?

Публика, пожалуй, выступлениями была не очень удовлетворена: и объяснили мало, и конец был грустный.

военный парад на Красной площади 9 мая 2008 года

«А может быть, мы ошибались, - поинтересовалась одна женщина из зала, - и жизнь в Советском Союзе была не такой плохой, как нам рассказывали? И вообще, я не очень поняла, что из сказанного здесь относилось к России, а что - к Советскому Союзу».

Пожилой человек рассказал, как был в Москве в 1957 году, во время Фестиваля молодежи и студентов, и люди поражали его тем, что, отвечая на вопросы, явно выдавали официальную линию.

«А сегодня, - сказал он, - мне дочка рассказывала, многие в Москве считают, что дома в 1999-м году взорвали спецслужбы, правда ли это? Есть ли сегодня официальная и неофициальная линия?»

Орландо Файджес, недавно написавший книгу о сталинских временах, ответил на это, что в стране, где многие пережили репрессии, страх жив и сегодня. «И хотя, может быть, никто вам этого не скажет, - заметил он, отвечая Тимоти Филипсу, - но свободы от страха, я уверен, хотели бы многие».

«Да, - согласился Филипс. - И всё-таки отнюдь не все удивляющие вас взгляды звучат потому, что люди повторяют официальные лозунги. Часто они и в самом деле так думают. А закрытость действий власти неизбежно порождает теории заговора».

Как и все разговоры о России, этот неизбежно уткнулся в вечные вопросы. Единственное, что стало ясно, это - что разглядеть происходящее там не просто ни своими глазами, ни чужими.

И всё-таки, наверное, чем больше людей смотрит, тем больше на это шансов.

© Мария Карп

Впервые опубликовано на сайте Би-би-си - Русская служба

Вернуться
хостинг от Зенон Н.С.П. © Langust Agency 1999-, ссылка на сайт обязательна